Игорь Коршунов Северный Кипр Ознакомительный тур

Ядерно-техническое обеспечение военно-стратегической операции «Анадырь»

Полковник Владимир СУДАКОВ, доктор технических наук;
полковник Алексей ДРОЖЖИЛОВ, кандидат технических наук;
полковник в отставке Ильдар АКЧУРИН, кандидат технических наук

РЕАЛЬНАЯ ГОТОВНОСТЬ 12 ГЛАВНОГО УПРАВЛЕНИЯ МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ РФ к практическому осуществлению задач ядерно-технического обеспечения войск подтвердилась в военно-стратегической операции «Анадырь», проведенной с целью защиты Кубы от посягательств США.

В 1962 году американским руководством была разработана операция «Мангуста», целью которой являлось блокирование Кубы с моря и воздуха с последующей высадкой десанта. Для этого были подготовлены «силы вторжения», которые насчитывали 86 тыс. чел. личного состава. Предполагалось задействовать до 180 морских кораблей различных классов, 430 истребителей-бомбардировщиков и палубных штурмовиков, до 600 танков, свыше 2 тыс. орудий и минометов, 12 неуправляемых реактивных снарядов «Онест Джон» с ядерными боевыми частями (БЧ). В случае начала боевых действий планировалось использовать надводные и подводные силы и средства 6-го и 7-го флотов, несколько парашютно-десантных, пехотных и бронетанковых дивизий. Спустя тридцать лет, на трехсторонней Гаванской встрече в январе 1992 года (Российской Федерации как преемницы СССР, США и Кубы), американская сторона уточнила состав войск в готовящейся операции «Мангуста». В ней должны были быть задействованы 82-я и 101-я воздушно-десантные дивизии, 1-я и 2-я пехотные дивизии, 1-я бронетанковая дивизия, 2-я дивизия морской пехоты, в резерве – 4-я и 5-я пехотные и 2-я бронетанковая дивизии.

Оперативно3тактические ракеты средней дальности Р-12 (слева) и Р-14 с ядерными головными частями (ГЧ)

Специальная операция «Анадырь»

В этих условиях по просьбе правительства Кубы было принято решение о проведении специальной операции под кодовым наименованием «Анадырь». Общий замысел операции состоял в развертывании на Кубе Группы советских войск в составе соединений и частей РВСН, Сухопутных войск, ВВС, ПВО и ВМФ.

Основная задача Группы состояла в том, чтобы после размещения на Кубе быть готовыми по боевому приказу из Москвы нанести ракетные удары по политическим и экономическим объектам США. Для этого планировалось разместить на острове три полка, вооруженных ракетами средней дальности Р-12, и два полка – ракетами Р-14. Кроме того, планировалась дислокация четырех мотострелковых полков в целях боевого прикрытия ракетных полков и других частей. Мотострелковые полки должны были располагаться отдельно и каждый иметь зону боевых действий шириной до 200 км по фронту и глубиной 30-150 км. Части ВВС совместно с частями ВМФ и Сухопутными войсками должны были в случае начала боевых действий уничтожать боевые корабли и десанты США, охранять советские корабли, блокировать минами базу США на Кубе Гуантанамо, вести разведку. Войска ПВО, состоявшие из двух дивизий, были призваны не допустить боевые действия авиации с воздуха.

В общей сложности в составе Группы советских войск на Кубе планировалось иметь свыше 40 тыс. чел. личного состава, на вооружении – военную технику в составе:

  • 24 пусковых установок ракет Р-12 и 16 пусковых установок ракет Р-14 с ядерными боевыми частями;
  • 42 фронтовых бомбардировщиков Ил-28 с ядерными авиабомбами;
  • 40 истребителей МиГ-21;
  • 34 ракет «Комета»;
  • береговой противокорабельной системы «Сопка»;
  • 80 фронтовых крылатых ракет с ядерными боевыми частями;
  • шести пусковых установок тактических ракет «Луна», 144 зенитных ракет С-75.

Для переброски личного состава и такого количества техники потребовалось 86 судов, которым пришлось совершить 180 рейсов. Правда, по ряду причин часть кораблей с военными грузами была возвращена.

На 12 Главное управление Министерства обороны были возложены задачи по доставке на Кубу морским транспортом ядерных боеприпасов для указанных типов оружия с последующей передачей его ядерно-техническим частям видов Вооруженных Сил, контроль их эксплуатации и обеспечение готовности к боевому применению. Была создана оперативная группа во главе с полковником Н.К. Белобородовым – начальником одной из центральных баз хранения ядерного оружия (впоследствии – генерал-лейтенант, первый заместитель начальника 12 Главного управления Министерства обороны). В состав группы были включены подполковники И.С. Курбесов, А.Е. Кабанов, М.И. Чапурин, В.А. Анастасиев, И.А. Кавганов, Е.И. Романов, капитан Н.М. Савченко, старшие лейтенанты И.К. Шахматьев, Э.И. Забелин, А.И. Брюнчиков, И.Я. Тырин, Э.К. Конев, А.П. Савеленок, В.Я. Белоусов.

Тактическая ракета «Луна»

Первостепенными задачами, которые предстояло решить оперативной группе, являлись:

  • подбор людей;
  • техническая подготовка ядерных боеприпасов, резерва узлов, инструмента, приборов и расходных материалов с учетом особых условий выполнения операции;
  • подбор морских судов;
  • разработка и освоение методов погрузки ядерных боеприпасов с пирса в трюмы морских судов бортовыми грузоподъемными устройствами, схем жесткого крепления грузов в трюмах;
  • осуществление перевозки ядерных боеприпасов автомобильным и железнодорожным транспортом с центральных баз хранения к месту загрузки в морские суда.

Ракета Р-12 предназначена для поражения объектов на средних дальностях

Комплектование ядерных боеприпасов по количеству и номенклатуре, их техническую подготовку к транспортировке осуществляли центральные базы ядерного оружия, которыми командовали полковники Н.К. Белобородов и А.Г. Сандриков. В качестве морского транспорта по доставке ядерных боеприпасов на Кубу были определены дизель-электроход «Индигирка» и сухогруз «Александровск». Местом загрузки морских судов ядерными боеприпасами была определена бухта Окольная (Североморск).

Специалисты 12 ГУ МО РФ имели опыт транспортировки ядерных боеприпасов автомобильным, железнодорожным, авиационным транспортом. Морские же суда для транспортировки ядерных боеприпасов на большие расстояния не использовались. В сжатые сроки предстояло разработать соответствующую эксплуатационно-техническую документацию, технические средства для такелажных работ на морских судах, подготовить личный состав для погрузочно-разгрузочных работ.

Для доставки ядерных боеприпасов на Кубу в первом рейсе был использован дизель-электроход «Индигирка». Это судно водоизмещением 10 тыс. т имело прочный двойной корпус, длину 120 м, ширину 18 м, четыре трюма по три этажа в каждом, 16 грузовых стрел. Его скорость составляла 13,2 узла. Были и места для размещения в каютах до 220 пассажиров. Погрузка продолжалась четыре ночи. Специальные грузы размещались только в двух носовых трюмах. В двух кормовых трюмах и на палубе была размещена техника морской ядерно-технической части под командованием капитана 2 ранга В.Л. Шевченко. Кузова от специальных машин помещались в трюме, а на автомобильные шасси, находившиеся на палубе, устанавливались макетные деревянные кузова.

По прямому указанию высшего руководства из Москвы командование Северного флота силами специалистов скрытно осуществило установку на судне зарядов взрывчатых веществ для подрыва корпуса и затопления судна на случай его захвата противником. Управление системой подрыва было выведено в отдельное помещение рядом с каютой капитана, закрыто и опечатано. Ключи от помещения и машинки подрыва находились постоянно у начальника оперативной спецгруппы. Решение о подрыве судна должны были принимать совместно: капитан с докладом о нем в Центр и начальник оперативной группы как непосредственный исполнитель решения о подрыве судна.

Для усиления защиты корабля от возможного нападения на баке и корме были установлены 37-мм автоматические орудия с боекомплектами по 1200 снарядов на орудие. Они тщательно маскировались под бухты швартовых канатов.

Доставка ядерных боеприпасов с объектов Главного управления на станцию Ваенга была организована железнодорожными эшелонами, а транспортировка их к месту загрузки на дизель-электроход «Индигирка» и сухогруз «Александровск» осуществлялась автомобильными колоннами. Автомобильным обеспечением операции руководил капитан Е.А. Климов под контролем главного инженера первого управления полковника Н.Е. Пестова. На пирсе погрузка на судно осуществлялась специально обученными расчетами, которыми командовал капитан-лейтенант В.Н. Шишкин. Руководство всем ходом операции на этапе подготовки и отправки морского транспорта, организацию взаимодействия с командованием Северного флота, представителями Генерального штаба от 12 Главного управления Министерства обороны осуществляли генералы Н.П. Егоров и Е.Ф. Дурнов. Дизель-электроход «Индигирка» с загруженными ядерными боеприпасами вышел в плавание 16 сентября 1962 г., а 4 октября прибыл в военно-морскую базу Мариель на Кубе. Здесь в течение трех суток (в ночное время) были осуществлены разгрузочно-погрузочные работы и передача ядерных боеприпасов в ядерно-технические базы видов Вооруженных Сил, которые к этому времени были уже развернуты в боевых порядках войск особого объединения. Для размещения и хранения боезапаса, специальных автомобилей, технологического оборудования и документации ядерно-технических частей были выделены и оборудованы отдельно изолированные территории с особым режимом охраны. К 10 октября 1962 г. весь боезапас, доставленный «Индигиркой», был рассредоточен в районах размещения войск.

Под непосредственным техническим руководством офицеров оперативной группы в ядерно-технических частях все ядерные боеприпасы, их отдельные узлы и агрегаты были тщательно проверены аппаратурой автоматического контроля (ТСЦР-25). При этом отказов техники, отклонений параметров от нормы выявлено не было. Также отрабатывались вопросы взаимодействия с частями боевого применения, максимального сокращения времени на технические операции окончательной подготовки оружия.

По состоянию на 18 октября ядерный арсенал группы советских войск на Кубе составлял:

  • 36 головных частей к ракетам средней дальности Р-12 (пусковых установок - 24);
  • 80 головных частей к фронтовым крылатым ракетам ФКР-1 для вооружения двух отдельных авиационных инженерных полков (восемь пусковых установок с 80 ракетами);
  • 12 головных частей для вооружения трех дивизионов тактических ракет «Луна»;
  • 6 ед. авиационных атомных бомб 407Н, предназначавшихся для вооружения отдельной бомбардировочной эскадрильи самолетов Ил-28.

Из-за морской блокады часть советских кораблей с военными грузами была возвращена. Такая участь, к примеру постигла и морской транспорт, перевозивший ракеты Р-14. Схема дислокации боевых подразделений с ядерными боевыми частями на территории Кубы показана на рисунке.

Фронтовой бомбардировщик Ил-28

25 октября в порт Ла-Изабелла вошел сухогруз «Александровск», на котором были доставлены ядерные боеприпасы к ракетам Р-14 и тактическому ядерному оружию. Группу сопровождения на корабле возглавлял подполковник И.С. Курбесов.

«Доставленные и размещенные в ядерно-технических частях видов Вооруженных Сил ядерные боеприпасы являлись средством Правительства Союза ССР», - говорилось в указаниях командующему группой войск о порядке выдачи боеприпасов со специальными зарядами для боевого применения. Их выдача для боевого применения могла осуществляться лишь по решению министра обороны СССР. В сложной обстановке, в целях повышения боеготовности частей, командующий группой войск мог самостоятельно принять решение на выдачу ядерных боеприпасов с немедленным донесением об этом министру обороны СССР.

Завершение операции

К счастью, до реализации на практике этих указаний дело не дошло. 27-28 октября 1962 г. - в наиболее опасные дни военно-политического противостояния между США и СССР - Д. Кеннеди и Н.С. Хрущеву хватило выдержки и воли достичь компромисса. В результате переговоров кризис, поставивший мир на грань катастрофы, удалось уладить: США отказались от попыток силой захватить Республику Куба, согласились убрать из Турции свои ракеты «Юпитер», и Советский Союз обязался незамедлительно вывести с Кубы ракеты средней дальности Р-12 и все ядерные боеприпасы.

После принятия важных политических решений по урегулированию Карибского кризиса началась подготовка к отправке ядерного боезапаса на Родину. Оперативной группе 12 Главного управления Министерства обороны предстояло принять от ядерно-технических частей ядерные боеприпасы, организовать их погрузку в морской транспорт и осуществить доставку в СССР. 30 ноября погрузка ядерных боеприпасов на отдельном охраняемом пирсе порта Мариель в сухогруз «Архангельск» была завершена и 1 декабря корабль взял курс на восток через Атлантический океан в Североморск.

20 декабря 1962 г. сухогруз «Архангельск» пришвартовался к причалу бухты Окольной, а к 25 декабря все ядерные боеприпасы доставлены на центральные базы хранения.

Так была завершена одна из ярких страниц в истории 12 Главного управления Министерства обороны - ядерно-техническое обеспечение операции «Анадырь», с реализацией которой офицеры объектов под руководством полковника Н.К. Белобородова справились блестяще, проявив личное мужество, высокие деловые и профессиональные качества.

Российское военное обозрение, № 8 (43) август 2007

2006-2013 "История США в документах"