Reviwed and ranked majesticoptions.com brokers online.

НОВЫЙ НАЦИОНАЛИЗМ

31 августа 1910 г. Теодор Рузвельт в ходе своей предвыборной поездки по Соединенным Штатам выступил в городке Осаватоми (штат Канзас). В этой речи было впервые использовано понятие «новый национализм», ставшее в последующие годы политическим лозунгом многих республиканских претендентов на выборные посты. В ней содержалось наиболее исчерпывающее изложение программы «прогрессистского» крыла Республиканской партии, с деятельностью которого все чаше стало ассоциироваться имя Рузвельта. Оперируя близкими и понятными среднему американцу понятиями, Рузвельт представлял точку зрения своих единомышленников как политику, полностью отвечающую надеждам и устремлениям большинства населения страны.

Мы пришли сегодня сюда, чтобы отметить одно из самых судьбоносных событии длительной борьбы за права человека, длительной борьбы за прогресс человечества. Наша страна — эта великая республика — ничего не будет представлять собой, если она не будет символизировать триумф истинной демократии, общенародного правительства и в конечном счете экономической системы, в условиях которой каждый человек будет обладать гарантией возможности для проявления всего наилучшего, что в нем есть. Вот почему история Америки лежит сейчас в основе всемирной истории, поскольку мир с надеждой повернулся лицом к нашей демократии; и, о мои сограждане, каждый из вас несет на своих плечах не только бремя долга осуществить все возможное для пользы своей собственной страны, но и бремя не только сделать добро, но и обеспечить условия, чтобы наша страна сделала такое добро в интересах человечества.
На многих этапах развития человечества основным состоянием прогресса является конфликт между теми людьми, которые обладают большим богатством, чем они заслужили, и теми людьми, которые заслужили больше того, чем они обладают. В наши дни это выглядит борьбой свободных людей за завоевание и сохранение права на самоуправление против особых интересов, которые извращают методы свободного правления, превращая их в механизм подавления народной воли. Всегда и при всех обстоятельствах суть борьбы заключается в установлении равенства возможностей, ликвидации привилегий и придании жизни и гражданству каждой отдельной личности наивысшей ценности для нее самой и для всего общества.
Практическое равенство возможностей для всех граждан, когда мы его добьемся, будет иметь два основополагающих результата. Во-первых каждый человек получит реальный шанс полностью использовать все заложенные в нем возможности; добиться высшей степени успеха, к которому ему позволят прийти его личные способности, не подкрепляемые его собственными привилегиями и не сдерживаемые привилегиями других, и получить для себя и своей семьи, по сути, то, что он заработал. Во-вторых, равенство возможностей означает, что общество получит от каждого гражданина максимум того, что он в состоянии создать. Ни один человек, несущий бремя привилегий другого человека, не может принести обществу ту пользу, которую оно ожидает от него.
Я стою за справедливый расклад. Но когда я говорю, что я за справедливый расклад, я имею в виду не то, что я стою за справедливый расклал в рамках существующих правил игры, а то, что я стою за такое изменение этих правил, чтобы они обеспечивали более существенное равенство возможностей и равенство вознаграждения за одинаково выполненную работу.
Когда я говорю, что хочу справедливого расклада для бедняка, я не имею в виду, что я хочу справедливого расклада для человека, который остается бедняком потому, что недостаточно энергичен, чтобы работать для себя. Если человек, получивший шанс, не добился успеха, он должен будет выйти из игры.
Итак, это значит, что наше правительство, общенациональное и на уровне штата, должно быть освобождено от зловещего влияния или контроля со стороны особых интересов; подобно тому как особые интересы хлопковых плантаторов и рабовладельцев угрожали нашей политической целостности до начала Гражданской войны, сегодня особые деловые интересы слишком часто вовлекают в коррупцию людей и правительства во имя своих собственных выгод. Мы должны изгнать особые интересы из политики.
Истинным другом собственности, истинным консерватором является тот, кто настаивает, что собственность должна быть служанкой, а не госпожой общества; кто настаивает, что создание рук человеческих должно служить человеку, а не быть хозяином своего создателя. Граждане Соединенных Штатов должны эффективно контролировать могущественные коммерческие силы, которые они сами создали.
Нельзя говорить о действенном контроле над корпорациями, пока продолжается их политическая активность. Положить этому конец не удастся ни быстро, ни легко, но эта задача выполнима.
У нас должна быть полная и действительная гласность относительно деятельности корпораций, с тем чтобы народ, без сомнения, мог знать, соблюдают ли корпорации закон и заслуживает ли их руководство общественного доверия. Необходимо, чтобы были приняты законы, запрещающие прямое или косвенное использование денежных средств корпораций в политических целях; в еще большей степени необходимо обеспечить строгое выполнение таких законов. Корпоративные расходы на политические цели, и особенно подобные расходы корпораций, находящихся на службе общества, стали одним из основных источников коррупции в нашей политике.
Стало совершенно ясно, что нам следует установить правительственный контроль за процессом капитализации не только в отношении корпораций, работающих в сфере общественных услуг, включая, особенно, железные дороги, но и в отношении корпораций, осуществляющих деловые связи между штатами. Мне бы не хотелось, чтобы государство было вынуждено вступить во владение железными дорогами, если этого можно избежать; и единственным выходом является установление тщательного и эффективного регулирования, основанного на полном обладании всеми фактами, включая материальную оценку собственности. Такая материальная оценка не нужна или нужна лишь в редких случаях для установления расценок, но она необходима в качестве основы честной капитализации.
Мы пришли к признанию того, что привилегии следует предоставлять лишь на короткое время и только при должном учете необходимости выплаты компенсации обществу. Я лично убежден, что форма и степень контроля, аналогичные тем, которые применяются в отношении корпораций, находящихся на службе у общества, должны быть применены и вотношении корпораций, контролирующих производство товаров первейшей жизненной необходимости, таких, как мясо, нефть и уголь, или же основательно занимающихся их производством. Я уверен, что осуществляющий такой контроль человек похож на каждого из нас. У меня нет никаких сомнений в том, что он хочет преуспеть, но мне бы хотелось установить над ним достаточно серьезный контроль, дабы помочь ему рреализовать это желание преуспеть.
Я считаю, что руководящие работники, и особенно директора корпораций, должны нести личную ответственность, если какая-либо из корпораций нарушит закон.
Промышленные корпорации являются результатом действия экономического закона, который не может быть отменен политическим законодательством. Попытка запретить создание корпораций, по существу провалилась. Выход заключается не в запрещении таких объединений а в установлении полного контроля над ними в интересах общественною блага.
Ни один человек не может получить ни доллара, если этот доллар не был им должным образом заработан. Каждый полученный доллар обязан соответствовать оказанным услугам стоимостью в один доллар — не спекуляции акциями, а оказанным услугам. Действительно крупное состояние, огромное богатство приобретает качества, отличающие его по сути и по размерам от того, чем обладает человек с относительно меньшими средствами. Поэтому я верю в прогрессивный подоходный налог на крупные состояния и в другой налог, который гораздо легче собирать и который является гораздо более эффективным, — прогрессивный налог на наследство, распространяющийся на крупные состояния, заметно увеличивающийся в зависимости от размера наследуемого и должным обраюм защищенный от возможности его неуплаты.
Народ Соединенных Штатов страдает от периодически возникающих финансовых кризисов, масштабы которых, по существу, не знакомы другим государствам, приближающимся к нам по финансовому могуществу. Не вижу причин, почему мы должны страдать от того, чего им удается избежать. Крайне необходимо безотлагательно изучить нашу финансовую систему и столь основательно и эффективно ее изменить, чтобы гарантировать, что отныне денежная система страны больше не подведет нас в критическое время и обеспечит наши нужды.
Об охране природы я буду говорить подробно при других обстоятельствах. Охрана природы предусматривает как развитие, так и защиту. Я признаю право и долг нынешнего поколения осваивать и использовать природные ресурсы нашей земли; но я не признаю права бездумно растрачивать их или же грабить следующие за нами поколения в результате расточительного использования этих ресурсов. Я не прошу у государства ничего большего, кроме как такого же поведения, которое характерно для каждого фермера в отношении его собственных детей. Тот фермер, который обескровливает землю и оставляет ее своим детям совершенно никчемной, является жалким существом. Хорошим фермером является тот, кто превратил свою землю в источник своего благополучия и обеспечения образования своих детей, кто оставляет землю им в наследство в лучшем состоянии, чем сам ее получил. То же самое, по-моему, должно относиться и к государству.
Ничто не может быть большей истиной, чем утверждение, что за любой крайностью следует реакция; и этот факт подлежит осмыслению в равной степени как реформатором, так и реакционером. Мы столкнулись липом к лицу с новыми концепциями отношений между собственностью и благосостоянием человека в основном по причине того, что некоторые проповедники приоритета прав собственности перед правами человека стали слишком уж перебарщивать. Гражданин, ошибочно утверждающий, что любое право человека вторично по отношению к его доходам, должен сейчас уступить место стороннику повышения благосостояния человека, который совершенно верно утверждает, что каждый гражданин обладает собственностью, которая, согласно общим правилам жизни общества, подлежит регулированию в той степени, в какой это может потребовать общественное благосостояние.
Существует множество факторов дееспособности государства. Это закономерный результат широкого применения принципа охраны природы. В конечном счете именно это определит наш успех или поражение как нации. Дееспособность государства должна ивисеть не только от его природных ресурсов и людей, но и в равной степени от его институтов. Штат должен стать дееспособным, чтобы осуществлять деятельность, касающуюся лишь населения данного штата, а государство должно обладать дееспособностью, затрагивающей весь народ. Не должно существовать никаких лазеек, которые могли бы служить убежищем для нарушителей закона, и особенно для нарушителей закона, обладающих большим состоянием, которые могут нанять хитрых и ловких юристов, чтобы обучить ринимателей способам уклонения от исполнения законов штата и графства. Несчастьем является ситуация, когда государственное законодательство оказывается неспособным выполнить свои обязанности в обеспечении излечения нации, когда единственной формой государственной деятельности являются сугубо негативные действия судебного органа, запрещающего штату осуществлять власть в пределах своей юрисдикции.
Я не отстаиваю сверхцентрализацию. Но я действительно прошу, чтобы мы работали в духе широкого национализма, в интересах всего народа в целом. Мы все американцы. Наши общие интересы столь же широки, как и наш континент... Национальное правительство принадлежит всему американскому народу, и, когда весь американский народ в чем-то заинтересован, этот интерес может быть эффективно защищен лишь общенациональным правительством. Улучшения, которых мы стремимся добиться, могут быть, по-моему, достигнуты в основном с помощью национального правительства.
Американский народ прав, требуя придерживаться идей нового национализма, без которого мы не можем надеяться, что нам удастся справиться с новыми проблемами. Новый национализм ставит общенациональные нужды над групповой или личной выгодой. Он не терпит полнейшего беспорядка, возникающего в результате попыток местных законодательных органов рассматривать общенациональные проблемы как явления местного масштаба. С еще большим неприятием он относится к бессилию власти, возникающему как следствие излишнего раздела государственных властных полномочий и позволяющему местническому эгоизму или хитрым юристам, нанятым богатыми, препятствовать деятельности государства. Этот новый национализм рассматривает исполнительную власть как управляющего общественным благосостоянием. Он требует от судебных органов, чтобы они проявляли интерес в первую очередь к благосостоянию человека, а не к собственности, точно так же как он требует, чтобы представительный орган представлял весь народ, а не отдельный класс или группу людей.
Я верю в то, что задачей правительства является защита как собственности, так и благосостояния человека. В принципе, в конечном счете обе цели важны, однако если выбирать основную, то я стою за человека, а не за собственность.
Я далек от того, чтобы недооценивать важность дивидендов, но я ставлю дивиденды ниже человеческой сути. И еще, мне не нравится реформатор, заявляющий, что его не интересуют дивиденды. Нет сомнения, что экономическое благополучие необходимо, поскольку человек должен обладать достаточной силой и быть в состоянии содержать свою семью. Я хорошо знаю, что реформаторам не следует способствовать экономическому разорению людей, иначе сами реформаторы окажутся разоренными. Но мы должны быть готовы столкнуться с временным бедствием, независимо от того, возникло ли оно в результате действий тех, кто готов сразиться с нами не на жизнь, а на смерть. Тем, кто выступает против любых реформ, следовало бы помнить, что разруха в ее самой тяжелой форме неизбежна, если в жизни нашего государства нет ничего предпочтительнее непомерно огромных состояний небольшого числа людей и триумфа в политике и бизнесе корыстного и эгоистичного материализма.
Если бы наши политические институты были совершенными, они обязательно предотвратили бы политическое господство денег в любой области нашей деятельности. Нам необходимо сделать наших политических представителей способными к более быстрому и искреннему восприятию желаний людей, чьими слугами они являются. Жизненно необходимо, чтобы люди могли более непосредственно участвовать в решении своих собственных дел, обладая необходимыми гарантиями. Прямые зрительные выборы являются шагом вперед в этом направлении, если они проводятся при соблюдении закона о коррупции, эффективно сводящего на нет преимущества человека, безрассудно и бессовестно расходующего большие деньги, чтобы победить своего более честного конкурента. Особенно важно, чтобы по всем денежным средствам, полученным или израсходованным на ведение кампании, существовала подотчетность обществу не только после выборов, но и до их проведения. Политическая деятельность должна быть более простой и понятной каждому гражданину. Я убежден, что процедура быстрого устранения бесчестных и некомпетентных государственных деятелей должна быть упрощена и обеспечена тем путем, который подсказывается опытом и представляется наиболее целесообразным в каждом конкретном случае.
Одной из основных необходимостей в представительном правительстве, подобном нашему, является обеспечение того, чтобы лица, которым народ делегирует свои властные полномочия, служили бы избравшему их народу, а не особым интересам немногих. Я убежден, что всем государственным чиновникам, избранным или назначенным, должно быть запрещено оказывать услуги или получать какое-либо вознаграждение, прямое или косвенное, от корпораций из других штатов: причем аналогичный запрет может оказаться полезным и в пределах самих штатов.
Целью работы правительства является благополучие народа. Материальный прогресс и процветание государства желательны в той мере, в каком они ведут к моральному и материальному благополучию всех граждан. В стране должно быть как можно больше мужчин и женщин честных, способных к здравым суждениям и высоким идеалам, активных в общественных делах, но прежде всего порядочных в домашнем кругу, отцов и матерей здоровых детей, правильно ими воспитываемых, — только при таком условии мы можем рассчитывать на то, что наша цивилизация добьется успеха. Должно наступить, и я считаю, что уже наступило, истинное моральное пробуждение, без которого ни мудрость законодательной, ни мудрость исполнительной власти фактически не имеют значения. В то же время мы должны попытаться создать социальное и экономическое законодательство, без которого любые улучшения, основанные на сугубо высоконравственной агитации, оказываются сведенными к нулю...


2006-2013 "История США в документах"