http://www.thefurnish.ru/shop/svet

ПРЕПЯТСТВИЯ К НЕМЕДЛЕННОЙ ЭКСПАНСИИ

В апреле 1897 г. Теодор Рузвельт, занимавший до этого пост президента нью-йоркского городского правления полицейских комиссаров, был назначен заместителем министра военно-морского флота США. Этому назначению скорее всего способствовало опубликованное Рузвельтом в 1882 г. историческое исследование «Война на море 1812г.», в котором автор излагал свои взгляды на военно-морскую мошь, во многом совпадавшие со взглядами контр-адмирала А. Мэхэна, видного военно-морского историка, сторонника экспансионизма и автора теории маринизма. Признавая адмирала своим единомышленником, Рузвель счел возможным откровенно поделиться с ним своими взглядами и искать у него совета. С этой целью он и направил Мэхэну приводимое письмо.

Теодор Рузвельт (1858-1919)

Это письмо следует, конечно, считать абсолютно конфиденциальным, поскольку в моем положении я просто провожу политику министра и президента. Я думаю, мне нет необходимости говорить Вам, что в том, что касается Гавайских островов, я полностью разделяю Вашу точку зрения как разделяю, впрочем, вообше Вашу позицию по вопросам внешней политики. Если бы это зависело от меня, мы бы уже вчера аннексировали эти острова. В случае невозможности этого я бы установил над ними протекторат.
Я считаю, что нам надо немедленно построить никарагуанский канал, а прежде чем он будет завершен, построить дюжину новых линкоров, причем половину из них - на Тихоокеанском побережье; и эти линкоры должны быть способны загружать на борт крупные запасы топлива и, следовательно, обладать большим радиусом действии.
Я полностью осознаю опасность, грозяшую нам со стороны Японии, и я знаю, что глупо полагаться на сентиментальную добрую волю по отношению к нам.
Я считаю, что действия президента Кливленда были колоссальной ошибкой, и нас следовало бы считать виновными в оказании ему косвенной помощи, если мы не повернем вспять все то, что было им сделано. Я искренне верю, что мы можем убедить президента посмотреть на ситуацию нашими глазам. Вечером в прошлую субботу Лодж очень убедительно изложил ему свои взгляды. Я улаживал дела на Тихоокеанском побережье со всей позволенной мне оперативностью.
Мое личное мнение заключается в том, что нам следует действовать немедленно, прежде чем два новых японских линкора покинут Англию. Я бы направил на Гавайи «Орегон» и, в случае необходимости, «Монтерей» (либо с полной загрузкой углем, либо же в сопровождении судна с грузом угля) и развернул над островом наш флаг, оставив все детали на потом. Я изложу эти взгляды своему шефу со всей настойчивостью, которая мне будет дозволена, — большего я сделать не могу.
Что же касается того, о чем Вы говорите в своем письме, существует лишь один аспект, для которого я бы сделал исключение. Я полностью осознаю огромную важность Тихоокеанского побережья. Строго между нами, я не думаю, что адмирал Бердсли является человеком, способным справиться с ситуацией там, но капитан «Орегона» Баркер, по-моему, является замечательной кандидатурой с точки зрения способности к принятию решений, желания взять на себя ответственность и досконального знания ситуации.
Но проблемы существуют также и в Вест-Индии. До тех пор, пока мы окончательно не изгоним Испанию (и если бы это зависело от меня, это было бы сделано завтра), нам там всегда будут грозить неприятности. Нам следует приобрести Датские острова и вытеснением Испании дать понять, что ни одной мощной европейской державе, и особенно Германии, не будет разрешено создать плацдарм, придя на замену какой-либо слабой европейской державе. Я не опасаюсь Англии — Канада является заложником ее хорошего поведения, но я действительно опасаюсь некоторых других держав.
Я с огромным сожалением отмечаю появление у нас слабых признаков желания приостановить строительство военно-морского флота до той поры, когда улучшится наше финансовое положение. К моему изумлению и негодованию, Том Рид разделяет эту точку зрения, и даже мой шеф, который является одним из наиболее великодушных, благородных и честных джентльменов, под руководством которых мне посчастливилось служить, понемногу становится на эту позицию.
Мне нет необходимости говорить, что это письмо должно рассматриваться как сугубо частное. Я говорю с Вами абсолютно свободно, поскольку мне понятны Ваши взгляды и я всецело разделяю Вашу идею патриотизма, веры и любви к нашей стране. Но я не делился этими взглядами ни с кем, кроме Лоджа.
Что касается Гавайских островов, я рад сообщить Вам, что министр Лонг разделяет наши взгляды. Он считает, что мы должны захватить острова, и я только что подготавливал для него несколько памятных записок к завтрашнему утреннему заседанию кабинета министров. Если бы мы имели на посту госсекретаря какого-нибудь хорошего человека вместо Джона Шермана, дела бы пошли без сучка и задоринки, но даже в нынешней ситуации я надеюсь на благоприятное развитие событий. Я убеждал министра, а через него и президента, что нам следует действовать сейчас без промедления, прежде чем Япония получит два новых линкора, уже стоящих наготове для нее в Англии. Ситуация может измениться даже за две недели. После того как мы получим в свои руки Гавайи, большая часть трений с Японией исчезнет.
Министр также верит в необходимость строительства никарагуанского канала как военной меры (хотя я не уверен, что он настроен столь же решительно, как Вы и я), и он убежден в необходимости строительства линкоров на Тихоокеанском побережье.


2006-2013 "История США в документах"