МИННОЕ ОРУЖИЕ – САМОСТОЯТЕЛЬНАЯ СИСТЕМА ВЕДЕНИЯ МОРСКОЙ ВОЙНЫ

Александр ВАСИЛЬЕВ

В ПЕРВОМ НОМЕРЕ «РОССИЙСКИМ ВОЕННЫМ ОБОЗРЕНИЕМ» при содействии руководства Управления противолодочного вооружения ВМФ начата публикация статьи Александра Михайловича ВАСИЛЬЕВА, всю свою сознательную жизнь отдавшего укреплению обороноспособности нашего государства. Предлагаем вашему вниманию ее продолжение.

С моря и воздуха

В 1925-1926 гг. была начата работа по созданию авиационных мин. В 1932 году в Особом техническом бюро (Остехбюро) были спроектированы парашютные авиационные мины МАВ-1 и МАВ-2 (на базе мин образца 1912 – 1926 гг.). Однако применение в конструкции этих мин громоздких грузовых парашютов не дало возможности их дальнейшему развитию.
Советским конструкторам принадлежит первенство в создании беспарашютных авиационных мин. Первыми образцами таких мин стали мины МАН-1 и МАН-2, предназначенные для постановки с самолетов на бреющем полете. Последующая работа показала, что эти мины не полностью отвечали возросшим требованиям авиации. Поэтому, начиная с 1932 года, в основу дальнейшей деятельности по созданию беспарашютной авиационной мины был принят проект, разработанный А.Б. Гейро в Военно-морской академии.

В 1937 году были созданы Минно-торпедное управление ВМФ и 17-е Главное управление Народного комиссариата оборонной промышленности (преобразованное затем во 2-е и 4-е Главные управления Министерства судостроительной промышленности (МСП). Последнему был передан ряд заводов, изготовлявших минное оружие.

Боевой программой деятельности советских минеров стало постановление Правительства СССР № 227 от 1938 года, ставившее задачу скорейшего создания ряда новых образцов минно-торпед-ного оружия. В 1940 – 1941 гг. были созданы и приняты на вооружение флота большие подлодочные якорные мины ПЛТ и ЭП для подводных заградителей.

Начало работы над созданием отечественных антенных мин относится к 1923 году. Большая работа, проведенная советскими специалистами в лабораториях и в море, позволила устранить вредное влияние помех на антенный взрыватель. В 1940 году на вооружение флота была принята антенная глубоководная мина с медными антеннами под шифром АГ.
В ходе Великой Отечественной войны (ВОВ) эта мина была модернизирована путем введения стальных оцинкованных антенн, увеличивающих сроки ее боевой службы, и применения аппаратуры, смонтированный в отдельный блок, значительно упрощающий обращение с миной при боевом использовании. В таком виде мина в 1943 году была принята на вооружение под шифром АГСБ.

Первые образцы советских плавающих мин разрабатывались на базе состоявших на вооружении якорных мин (образцы 1908, 1912 и 1926 гг.), которым путем установки их на специальные поддоны придавалась незначительная отрицательная плавучесть. На заданном углублении эти мины удерживались с помощью системы замаскированных буйков. Вследствие возможного обнаружения и уничтожения этих буйков плавающие буйковые мины на вооружение приняты не были.

В дальнейшем была создана мина П-35 с прибором плавания, работающим на использовании энергии сжатого воздуха. Этот прибор по сравнению с прибором плавания Колбасьева был более совершенен, однако при применении его, прежде чем прийти в зону плавания, мина должна была плавать некоторое время на поверхности воды. Это исключало возможность постановки мины П-35 с подводных лодок (ПЛ).

В 1939 году слушатель Военно-морской академии Ф.М. Миляков изобрел прибор плавания, обеспечивающий надежное автоматическое плавание мины в зоне плавания в течение 10 сут и удовлетворяющий требованиям скрытности постановки мины с подводных лодок с глубины до 60 м без появления ее на поверхности воды.

Упорная работа по созданию подлодочной мины с прибором плавания Милякова проводилась в течение 1940 – 1941 гг. В 1942 году эта мина, являющаяся до настоящего времени непревзойденным во всем мире образцом из числа плавающих мин, была принята на вооружение под шифром ПЛТ-2.

Якорные подлодочные мины ПЛТ и ЭП в ходе ВОВ были модернизированы в части увеличения их глубоководности и применения прибора «Чайка» в мине ЭП и затем включены в число образцов, состоящих на вооружении под шифром ПЛТ Г и ЭПГ.

В целях повышения противотральной стойкости глубоководных якорных мин был отработан и в 1942 году принят на вооружение глубоководный минный защитник (ГМЗ) трехкратного действия.

В 1937 году было начато создание новых образцов малых якорных мин. И уже в 1939 году была окончательно отработана и принята на вооружение якорная гальваноударная мина Р-1, имеющая обтекаемый корпус и предназначенная для постановки на реках.

В 1942 году была закончена работа по созданию мины ПЛТ-3, предназначенной для постановки из торпедных аппаратов ПЛ. Однако вследствие ряда конструктивных недостатков эта мина применения не получила и вскоре была снята с вооружения.

В короткие сроки была создана и в 1943 году принята на вооружение малая морская противокатерная мина ЯМ, которая успешно использовалась путем постановки ее с торпедных катеров.

Работы по созданию неконтактных донных мин были начаты в 1923 году, но до 1927 года они ограничивались лишь отдельными лабораторными изысканиями. Первой отечественной неконтактной миной была малая донная речная мина «Ремин» с одноимпульсным индукционным взрывателем. Приемной частью мины являлась катушка из медной проволоки, размещенная вокруг корпуса мины, замыкавшаяся на рамку специально сконструированного и освоенного в промышленном изготовлении чувствительного гальванометрического реле.

Одновременно велась работа над созданием большой морской индукционной донной мины БИД с зарядом в 300 кг, которая имела неконтактный взрыватель, аналогичный взрывателю мины «Ремин».

В 1935 году был разработан двухимпульсный индукционный взрыватель, что стало крупным достижением советских минеров, и определило направление в развитии отечественных неконтактных мин. В 1939 году малая неконтактная донная мина «Мираб» с этим взрывателем успешно прошла испытания и была принята на вооружение флота взамен мины «Ремин». В дальнейшем аппаратура мины «Мираб» была модифицирована и упрощена.

Работа над миной «Мираб» явилась школой в создании неконтактных мин. Освоенные промышленностью элементы взрывателя мины «Мираб», а также экспериментальные работы по созданию индукционных катушек с сердечником из материала с высокой магнитной проницаемостью, проведенные в 1941 году накануне Великой Отечественной войны, позволили в трудных военных условиях создать более совершенные образцы неконтактных донных авиационных мин, которые в 1942 году были приняты на вооружение ВМФ под шифром АМД-1-500 и АМД-1000.

В 1927 году во Всесоюзном электромеханическом институте под руководством Боголюбова был спроектирован магнитный взрыватель, а в 1930 году минной секцией Научно-технического комитета разработан способ однократной автоматической регулировки таких взрывателей.

Исследование свойств магнитных взрывателей привело ученых к выводу, что вследствие сложности технологии, необходимости применения диамагнитных материалов и высокой стоимости, осложняющей массовое производство, они уступают индукционным взрывателям, не придавая при этом магнитным минам существенных преимуществ.

В ходе Великой Отечественной войны группой специалистов Научно-исследовательского минно-торпедного института военно-морских сил (НИМТИ ВМС) был изобретен магнитный взрыватель с многократной автоматической регулировкой, положительно решающий вопрос о применении для магнитных мин из ферромагнитных материалов.

Начало разработки отечественных неконтактных акустических взрывателей относится к 1925 году. Спроектированные и изготовленные Остехбюро опытные образцы акустических взрывателей исследовались в лабораториях. Было установлено, что одноканальные акустические взрыватели, которые срабатывают от воздействия на их воспринимающие органы звуковых давлений, создаваемых движущимися кораблями в довольно широком диапазоне частот, вызывают взрывы мин при прохождении кораблей на значительных расстояниях от них, не обеспечивая, таким образом, желаемого разрушительного действия, и не обладают необходимой противотральной стойкостью.

Опыт Второй мировой войны полностью подтвердил этот вывод. В частности, германские мины с одноканальными акустическими взрывателями легко уничтожались, взрываясь на безопасном расстоянии от проходивших быстроходных и сильно шумящих кораблей.

В 1940 году В.Н. Тюлин (Военно-морская академия) разработал принципиальную схему двухканального акустического взрывателя направленного действия, обладающего достаточной противотральной стойкостью и пригодного для использования как в якорных, так и донных минах.

Такой взрыватель и его макет были спроектированы группой конструкторов завода № 206 под руководством инженера З.Н. Умикова. Испытания макета были проведены в 1941 году на Неве одновременно с испытаниями двух других макетов акустических взрывателей (один из них был изготовлен Научно-исследовательским морским институтом связи и телемеханики ВМС, а другой – Ленинградским электрофизическим институтом). Лучшие результаты при этих испытаниях показал макет завода № 206, который и был принят в основу дальнейшей работы над созданием неконтактного акустического взрывателя.

В период Великой Отечественной войны эта работа была доведена до положительного окончания в НИМТИ ВМС и Центральным конструкторским бюро-36 (ЦКБ-36). В 1944 году двухка-нальный акустический взрыватель направленного действия был принят на вооружение флота под шифром «Краб».

В 1941 году ЦКБ-36 была разработана принципиальная схема комбинированного двухканального индукционно-акустического взрывателя, предназначенного для создания неконтактной якорной мины, которая не должна была терять эффективности в районах с приливами и переменными течениями.

Реализация этой идеи проводилась в нескольких проектирующих организациях. В результате этой работы в 1945 году были проведены сравнительные лет-но-морские испытания трех вариантов неконтактных донных авиационных мин с индукционно-акустическим взрывателем и, на вооружение ВМФ были приняты мины АМД-2-500 и АМД-2-1000, разработанные Специальным конструкторским бюро (СКВ) МСП.

Следует иметь в виду, что к началу Великой Отечественной войны на вооружении ВМФ СССР находились следующие образцы контактных мин: ПЛТ, ЭП, АМГ-1, 1908/1939 гг., КБ, АГ, 1912 г., 1926 г., Р-1, минный защитник «МЗ-26» и одна неконтактная мина «Мираб». Запасы минного оружия оценивались так:

  • корабельных мин – 50 974 ед. (в том числе и подлодочных);
  • авиационных мин – 561 ед.;
  • минных защитников – 11 129 ед. В ходе войны были разработаны и приняты на вооружение ВМФ мины «Краб», АМД-1-500, АМД-1000, АМД-2-500 и АМД-2-1000.

Авиационная донная мина

При этом к началу Великой Отечественной войны запасов неконтактных мин на флотах практически не было. В связи с этим в июле 1941 года в Великобритании была закуплена партия донных неконтактных мин типа А1 – А1У (2614 ед.), с одноимпульсным индукционным взрывателем и зарядом взрывчатого вещества, равным 300 кг.

Отечественные мины успешно использовались в период войны на всех военно-морских театрах и при обороне Ленинграда, Одессы, Севастополя, Сталинграда. Целый ряд специалистов-минеров был удостоен высоких государственных наград, а за разработку наиболее совершенных образцов минного оружия – присуждения Сталинских премий.

Послевоенные десятилетия

Совершенствование минного оружия по окончании войны было направлено на внедрение в отечественные образцы мин неконтактных систем для ликвидации образовавшегося отставания от минного оружия, использовавшегося военно-морскими силами стран – участниц Второй мировой войны.

Как известно, недооценка успехов в развитии подводного оружия в иностранных флотах, в частности, в развитии неконтактных систем, поставила советский ВМФ в начале войны в тяжелейшие условия противостояния принципиально новым образцам подводного оружия. Уже в первые часы войны нашим кораблям пришлось столкнуться с этими минами на выходах из пунктов базирования, которые оказались загражденными.

Первые потери кораблей и судов потребовали немедленного выявления секретов устройства этих мин и выработки средств и методов их нейтрализации. На разоружение мин в целях выявления их устройства были мобилизованы лучшие специалисты-минеры, которые в кратчайшие сроки с огромным риском для жизни выполнили эту важную для отечественного флота работу.

Здесь нет возможности назвать всех ее участников. Вот имена лишь некоторых из них:

  • М.И. Иванов и Н.Д. Квасов, разоружившие немецкую магнитную донную мину на Черноморском флоте на 13-й день войны;
  • Б.Т. Лишневский и С.И. Богачек, успешно разоружившие свою первую мину, но погибшие при разоружении второй;
  • Г.Н. Охрименко, срочно освоивший водолазное дело, чтобы осуществить разоружение мины под водой, так как она взрывалась при вытаскивании ее на берег;
  • Ф.И. Тепин, А.Ф. Гончаренко, М.Л. Миронов, М.С. Приказчиков, Б.К. Алексютович, занимавшиеся разоружением мин на Черноморской флоте;
  • В.А. Нормец, А.Б. Гейро, Н.Г. Федоров, выполнявшие эти работы на Северном флоте;
  • Ю.Д. Лопковский, Л.И. Кондратьев и Е.П. Тимофеев, разоружившие американские мины на Тихоокеанском флоте.

В этой героической плеяде замечательных минеров следует отметить Федора Ивановича Тепина, разоружившего свою первую мину еще в годы Русско-японской войны 1904 – 1905 гг.

Сведения, добытые при разоружении мин, не только способствовали разработке эффективных средств борьбы с этими минами, но и были чрезвычайно интересны для разработчиков отечественных мин. По окончании войны в НИМТИ ВМФ под руководством профессора О.Б. Брона была создана специальная лаборатория по изучению и исследованию неконтактных систем мин и торпед.

В 1951 году на базе мины АМД-1-500 с использованием графитного гидродинамического замыкателя от германской мины была разработана авиационная донная парашютная мина, названная АМД-4. Работа велась под руководством А.П. Будылина. В дальнейшем был разработан гидродинамический замыкатель с более высокими характеристиками, что позволяло повысить и тактико-технические характеристики индукционно-гидродинамической мины.

В 1953 году была принята на вооружение донная индукционно-акустическая мина для постановки из труб торпедных аппаратов ПЛ под шифром МДТ (мина донная трубная). Основой для разработки этой мины стали мины АМД-2 и ПЛТ-3.

В 1954 году была закончена разработка телеуправляемой мины ТУМ. Эта мина представляла собой донную мину в габаритах фугасной авиационной бомбы (ФАБ-1500), положившей начало разработкам авиационных мин в габаритах серийных авиабомб в целях использования для их подвески под самолет штатных креплений. Мина ТУМ, однако, на вооружение флота была принята в корабельном варианте. В качестве физического поля для передачи телеуправляющего сигнала на мину использовалось электрическое поле между размещенными в воде электродами. Мина находилась между электродами и воспринимала сигналы телеуправления за счет изменения силы тока, проходящего через воду. Разработчиками мины А.П. Краевым и В.Р. Зацепиным этим образцом было положено начало развитию систем телеуправления в отечественном минном оружии на современном уровне науки и техники.

В 1955 году на вооружение флота была принята авиационная плавающая мина АПМ, представлявшая собой гальваноударную мину, автоматически удерживаемую на заданном углублении пневматическим прибором плавания. Мина АПМ стала логическим продолжением усовершенствования подлодочной плавающей мины ПЛТ-2, ее автором-разработчиком являлся Ф.М. Миляков. В 1956 году на снабжение была принята двухканальная акустическая мина «Лира», разработанная под руководством Л.П. Матвеева.

Работы по развитию и совершенствованию отечественного минного оружия в первое десятилетие после войны обеспечили завершение начатых ранее разработок и начало новых с учетом анализа и осмысления богатейшего опыта использования минного оружия участниками Второй мировой войны. Ведь в ходе войны в минные заграждения в общей сложности было выставлено более 700 тыс. мин различных образцов.

Наиболее существенными результатами этих работ явились разработки:

  • корабельной якорной мины с электрическим антенным неконтактным взрывателем для поражения ПЛ в подводном положении;
  • глубоководной якорной мины с неконтактным взрывателем «Краб» для постановки против надводных кораблей в районах с глубинами до 1500 м;
  • авиационной парашютной якорной мины с трехканальным пассивным акустическим неконтактным взрывателем.

В 1947 году были начаты работы по созданию мин с самодвижущимися боевыми частями с использованием твердотопливного реактивного двигателя, закончившиеся принятием на вооружение флота в 1957 году первой в мире корабельной реактивно-всплывающей мины. Эти работы проводились под руководством Б.К. Лямина.

В результате этих работ были созданы условия для начала революционных изменений в развитии отечественного минного оружия - создания противолодочных и противокорабельных мин с большой зоной поражения.

Существенно расширило боевые возможности минного оружия использование неконтактных систем его обнаружения и взрыва. Теперь не требовалось контакта корпуса корабля с миной для взрыва ее заряда. Физические поля, создаваемые кораблем, обнаруживались приемными устройствами мины на расстояниях, измеряемых десятками метров. Однако требуемая степень поражения корабля достигалась только тогда, когда взрыв заряда мины осуществлялся достаточно близко к корпусу корабля.

Радиус поражения заряда, как известно, зависит от его массы. Масса заряда в якорных минах была увеличена до 300 кг тротила, в донных - до 1000 кг. Возникло противоречие между взаимодействием систем обнаружения мин и допустимыми массами размещаемых в них зарядов взрывчатого вещества. Выход из этого противоречия виделся в реализации идеи самодвижущейся боевой части, когда по команде системы обнаружения мины от нее отделяется устройство с зарядом взрывчатого вещества небольшой массы (боевая часть) и под действием своего двигателя сближается с обнаруженным кораблем на расстоянии, на котором взрыв заряда обеспечивает заданную степень его поражения. Первой реализацией этой идеи была корабельная реактивно - всплывающая мина КРМ, имевшая акустическую пассивную антенну обнаружения (дежурный канал), акустическую активную систему отделения (боевой канал) и твердотопливный реактивный двигатель, доставлявший боевую часть к поверхности воды, где находился объект поражения -корабль.

Создание мины с боевой самодвижущейся частью позволило увеличить размеры ее опасной зоны в десять и более раз. При этом, однако, возникал риск промаха боевой части, который мог быть увеличен противодействием корабля-цели за счет уклонения или применения других мер защиты. Тем не менее, решение минной задачи по поражению корабля перешло на новый качественный уровень.

Большая противолодочная мина ЭП

В 1960-х годах в отечественном флоте были теоретически обоснованы и практически подтверждены технические решения создания мины с боевой самодвижущейся частью, приводимой в движение реактивным двигателем. Система управления движением такой боевой части обеспечила ее устойчивость на вертикальной и наклонной траекториях, а скорость движения - сближение с кораблем-целью в течение долей минуты. Это исключало существенные изменения координат движущейся цели, определенных системой обнаружения мины на момент старта боевой части. Наличие неконтактного и дистанционного взрывателей в боевой части обеспечило подрыв ее заряда в области поражения цели без обязательного механического контакта с ней.

На основе мины КРМ были разработаны и приняты на вооружение флота два варианта вертикально всплывающих мин-ракет (РМ) - авиационный и подло-дочный. В дальнейшем поступили на вооружение и мины-ракеты с наклонной траекторией движения боевых частей (автоприцеливающие мины-ракеты). В связи с резким возрастанием полосы движения кораблей, в которой обеспечивалось поражение одной миной-ракетой (в десятки раз), такие мины стали называть широкополосными.

Развитие торпедного оружия и, в частности, малогабаритных торпед с системами самонаведения на цель привело специалистов-минеров к мысли о возможности использования такой торпеды в качестве боевой самодвижущейся части в минном оружии.

В 1970-х годах на вооружение флота поступил первый образец противолодочной мины-торпеды (ПМТ), положившей начало качественно новому направлению развития минного оружия.

Действие мины-торпеды заключается в следующем. С обнаружением ПЛ по создаваемому акустическому полю в воде система обнаружения мины идентифицировала шумы ПЛ, определяла ее координаты относительно мины и выдавала целеуказания на боевую часть (торпеду) с командой на старт. Торпеда стартовала из контейнера, в котором она находилась, выходила на горизонт движения ПЛ-цель и начинала самостоятельный поиск цели для захвата системой самонаведения. С обнаружением цели торпеда двигалась к цели (сближаясь или преследуя ее) под управлением самонаведения. При сближении торпеды с целью на достаточно близком расстоянии происходил подрыв ее заряда под действием неконтактного или контактного взрывателя.

Совершенствование продолжается

Развитие минного оружия в направлении совершенствования мины с самодвижущейся управляемой на траектории боевой частью остается перспективным, не исчерпавшим своих возможностей.

Вместе с развитием широкополосных мин продолжали развиваться традиционные (стационарные) мины:

  • в 1953 году разработана якорная мина с акустическим неконтактным взрывателем для постановки из труб торпедного аппарата ПЛ (ПМ-1). В этой мине впервые в истории отечественного оружия в электронной схеме вместо электронных ламп были использованы транзисторы;
  • в 1960 году закончены работы по модернизации корабельных якорных мин в целях их унификации по неконтактным взрывателям. Теперь они могли быть приготовлены к постановке в заграждении с одним из трех типов неконтактных взрывателей: акустическим пассивным («Краб»), акустическим активным (КАМ) и электрическим антенным (КСМ);
  • в 1961 году завершена разработка авиационной донной мины с трехканаль-ным неконтактным взрывателем, реагировавшим на акустическое, магнитное и гидродинамическое поля корабля;
  • в 1965 году создана противолодочная якорная мина с электрическим антенным неконтактным взрывателем с разделенным на две части и разнесенным по вертикали зарядом взрывчатого вещества (ПМ-2). Это обеспечивало существенное увеличение зоны поражения подводной лодки миной по вертикали. Мина ставилась из труб торпедных аппаратов ПЛ. Это была первая мина, работающая в арктических условиях.
  • В 1970-х годах появилась идея создания самотранспортирующихся мин, которые обеспечивали бы создание минной угрозы силам флота противника в районах с сильной противолодочной обороной без вхождения в эти районы ПЛ – носителей мин. В 1979 году такая мина была разработана на базе серийной торпеды. Боевое зарядное отделение торпеды снабжалось специально разработанным многоканальным неконтактным взрывателем. Торпеда выстреливалась подводной лодкой в заданном направлении и, пройдя заданную дистанцию, ложилась на дно моря, превращаясь в донную мину.

    Продолжались работы по поиску путей передачи телеуправляющего сигнала на мину, стоящую в заграждении, в целях перевода ее из опасного состояния в безопасное и обратно, а также для самоликвидации в зависимости от складывающейся боевой обстановки. Это дало тактические преимущества стороне, использующей такие мины. На основе акустического поля взрыва заряда в воде была разработана техническая система телеуправления минами (СТМ), которая была принята на вооружение флота в 1960-х годах. Принципиально эта система состоит из подсистем, передающей части (генератора кодированных сигналов) и принимающей части (приемника, дешифратора и исполнительного устройства).

    Принимающая часть размещалась в мине, а передающая – на пункте управления (на корабле). Принцип действия этой системы заключался в том, что нужная команда кодировалась в виде сочетания последовательности акустических импульсов с определенными временными интервалами, создаваемых взрывами небольших зарядов взрывчатого вещества в воде на некоторой глубине, обеспечивающей благоприятные условия для их распространения.

    Эта команда формировалась автоматически с помощью специального генератора акустических сигналов, опущенного в воду с корабля управления. Сигналы, распространялись в воде, доходили до мины, стоящей в заграждении, и последовательно воспринимались приемным устройством. Дешифратор определял смысл полученной команды, а исполнительное устройство переводило мину в заданное состояние. Дальности телеуправления измеряются десятками и сотнями километров.

    Развитию и совершенствованию минного оружия большое внимание уделяется и в других странах, имеющих флот, прежде всего в Германии, Великобритании, Италии, Канаде, США, Швеции, Японии и др.

    Уровень развития отечественного минного оружия не ниже, чем в этих государствах, а по отдельным направлениям наша страна находится впереди. Однако в этой области, как и в любой области техники, идет постоянная борьба за первенство. Поэтому требуется непрерывная творческая работа по совершенствованию имеющегося и разработке нового минного оружия, чтобы не отстать от возможного противника и не понизить, таким образом, мощь Российского Военно-морского флота.

    Российское военное обозрение, № 3 (50) март 2008

    2006-2013 "История США в документах"