одноразовые тапочки для сауны оптом в Москве

Американская цивилизация как исторический феномен

При объяснении формирования американской цивилизации, становления и развития американской национальной традиции обычно принято ссылаться на наличие несметных естественных богатств нового континента и в первую очередь огромных запасов свободных для колонизации земель. И не случайно самой известной, самой влиятельной работой в историографии США стал доклад Фредерика Джексона Тернера “Значение границы в американской истории” на заседании Американской исторической ассоциации 12 июля 1893 г.

Главная идея теории “границы” была сформулирована в самом начале памятного доклада. По словам Тернера, “американская история в значительной мере была историей колонизации Великого Запада”. Существование “свободных земель” и продвижение американских поселений на Запад объясняют само развитие Соединенных Штатов. Тернер подчеркивал влияние новых условий, “окружения”, в которое попадали поселенцы, как фактора, преобразовавшего старые идеи, традиции и учреждения в новые, теперь уже американские. Позднее в свойственной ему афористической манере автор выразил свою мысль образно и точно: американская демократия «не была привезена в Виргинию на борту “Констант” или “Мэйфлауэр” в Плимут. Она вышла из американского леса» .

Многие особенности американской цивилизации действительно связаны с освоением континента Северной Америки, с продвижением поселенцев на западные земли. Если попытаться в самой краткой форме сформулировать зримое различие американской и европейской цивилизации, то я бы сказал, что символом старой европейской цивилизации были и до сих пор остаются средневековые замки и дворянские усадьбы, а олицетворением новой цивилизации за океаном стали фермы, гостиницы и банки. Если в Европе турист восхищается в первую очередь Кёльнским собором в Германии, Эскуриалом в Испании, собором Святого Петра в Риме, то путешественник, прибывающий в США, поражается морем огней небоскребов Манхэттена, грандиозными аэропортами в Чикаго и Атланте и, конечно же, развилками автомобильных дорог и новейшими техническими достижениями.

Нельзя не удивляться, как в огромном “плавильном котле” в американцев превращались представители самых разных национальностей и расовых культур. Соседство и взаимодействие культур индейцев, черных африканцев, белых иммигрантов из Европы, а позднее и переселенцев из стран Азии способствовали формированию самобытных черт американской культуры, подчас лежавших за пределами привычных европейских традиций. Это взаимодействие отнюдь не было гармоничным и равноправным. Многие культурные традиции индейцев или африканцев оказались навсегда утраченными. В свою очередь, коренные обитатели Северной Америки и афро-американцы сопротивлялись ассимиляции, стремились сохранить самобытные ритуалы, верования, легенды, обычаи. Даже после приобщения к христианству и английскому языку черные американцы сохранили связь с африканской культурой, что отчетливо просматривается в ритмах, мелодиях и танцевальных движениях. Показательно в этой связи, что неотъемлемой частью американской цивилизации стали джаз, мюзикл, рок-н-ролл.

Говоря о важном значении теории “границы” Ф.Дж. Тернера в формировании американской цивилизации, нельзя не обратить внимание и на ее фундаментальный недостаток. Тернер подчеркивал, что демократия в Соединенных Штатах “вышла из американского леса”. Главное, однако, не только наличие “леса”, “границы”, “свободных земель” и т. д., но кто в этот лес идет, кто колонизирует “границу”. И само американское государство (как и американская цивилизация в целом) родилось все же не в “лесу”, о чем так ярко писал Тернер, а в Филадельфии, где была принята Декларация независимости 1776 г., Конституция 1787 г. и Билль о правах, а еще ранее именно на борту “Мэйфлауэр”, где поселенцы, еще не ступив на берег, 11 (21) ноября 1620 г. подписали знаменитое соглашение, в котором обязались создавать “такие справедливые и одинаковые для всех законы, ордонансы и акты, установления и учреждения, которые в то или иное время будут считаться наиболее подходящими и соответствующими всеобщему благу” .

На одном и том же североамериканском континенте в процессе колонизации возникли не только Новая Англия, но и Новая Франция, Новая Испания, а на его дальнем Северо-Западе еще и Русская Америка. Характер цивилизации, которая образовалась в этих колониях, определялся в первую очередь не “лесом”, который всюду был в изобилии, а страной, откуда шла колонизация. И Новая Англия, и Новая Франция, хотя и находились довольно близко друг от друга, отличались почти так же разительно, как их метрополии (естественно, исключительно важную роль при этом играли и религиозные различия в метрополиях - католицизм, протестантизм, православие и другие).

Занимаясь изучением истории Русской Америки, я могу засвидетельствовать, что общество, возникшее на крайнем севере Западного полушария, обнаружило гораздо больше общего с Испанской Америкой, расположенной в южной и центральной части полушария, а совсем не с Британской Америкой, которая затем превратилась в Соединенные Штаты и Канаду. В целом же на территории Северной Америки столкнулись несколько колонизационных потоков - английский, американский, французский, испанский, русский... Наиболее сильным и жизнеспособным в конечном итоге оказался американский, и именно Соединенные Штаты завоевали на континенте самые прочные позиции.

Если говорить о главном, определяющем факторе формирования американской цивилизации, так сказать, “генетическом коде” ее развития, то, как мне представляется, таким “генетическим кодом”, во всяком случае на протяжении последних двух веков, стала Американская революция XVIII в. и в первую очередь принятые в ее ходе великие документы - Декларация независимости, Конституция и Билль о правах. Разумеется, это не отрицает значение ряда других важных факторов в развитии американской цивилизации, в частности религиозных или экономических. Огромную роль играла торговля, атлантический рынок и последующий переход к массовому потреблению. И не случайно само происхождение Американской революции все чаще связывается с формированием новой коммерческой культуры. Американская революция (в отличие, например, от Французской) развивалась по восходящей линии, в результате чего в стране окончательно победил республиканский строй, а Конституция 1787 г., нормализовавшая новый миропорядок и закрепившая единство федерального государства, была дополнена Биллем о правах. В целом идеи и принципы Американской революции, зафиксированные в ее законодательных документах, выражали не только узкие интересы буржуазии и плантаторов, как об этом много писали советские американисты, но прежде всего общечеловеческие идеалы и правовые нормы .

На протяжении длительного времени советские историки, вслед за авторитетными прогрессистами - Ч. Бирдом, М. Дженсеном и другими, рассматривали Конституцию 1787 г. как “своего рода сговор господствующих классов против народа”, “шаг назад” по сравнению с Декларацией независимости и статьями Конфедерации, “своего рода термидор Американской революции”. Между тем в действительности, и сейчас с этим согласны крупнейшие американские специалисты по ранней истории, Конституция 1787 г. представляла собой кульминационный пункт революции. Цитируя замечание Дж.К. Адамса о том, что декларация и конституция составляли кульминационный пункт революции, “одно единое целое”, профессор Ричард Б. Моррис подчеркивал, что “конституционный период” представлял собой продолжение “революционной эпохи”, а сама конституция составляла “неразрывную” часть “революционного процесса”. Последовательным противником понимания Конституции 1787 г. как “термидора” выступает и другой признанный авторитет в этой области иностранный член РАН профессор Бернард Бейлин, отметивший, что “создание нового национального правительства, действующего в рамках Конституции”, явилось “претворением первоначальных целей в жизни, а не их поражением”. По-новому рассматривают понятие “термидора” в настоящее время и многие наши историки, в частности В.В. Согрин, который пишет, что он “означал не контрреволюцию, а нормализацию буржуазного миропорядка” .

В наше время нельзя не удивляться поразительной молодости руководителей Американской революции. Вспомним, что когда в 1776 г. Томас Джефферсон написал знаменитую Декларацию независимости, ему едва исполнилось 33 года, Джеймсу Мэдисону было 25 лет, а Александру Гамильтону и того меньше - всего 19! Даже многоопытному Джорджу Вашингтону исполнилось всего 44 года, а Джону Адамсу около 40. По нынешним меркам все они были еще молодыми, а некоторые и совсем юными. Тем не менее в своем большинстве они были прекрасно образованными людьми, воспитанными на идеях Просвещения. Более того, во время революции многие из них сами стали выдающимися просветителями. Конечно, основные принципы, провозглашенные восставшими колонистами в Америке, не были новы. Задолго до революции 1776 г. они были разработаны великими просветителями (философами) в Европе. Но если Европа впервые выдвинула идеи Просвещения, то Америка воплотила их в жизнь .

Советские историки, проводившие сравнение Французской и Американской революций, неизменно подчеркивали преимущества первой, называли ее Великой, подчеркивали, что она смогла разгромить феодализм (старый порядок) “с такой решительностью, последовательностью и полнотой, как ни одна из других известных в истории буржуазных революций” .

Между тем, по моему мнению, Американская революция по своим итогам оказалась более последовательной, а главное результативной. Прежде всего “старого порядка” как системы в Америке не существовало еще до начала революции 1776 г. Кроме того, в отличие от Французской Американская революция развивалась по восходящей линии и закончилась решительной победой восставших, что было достигнуто в результате активного участия народных масс. Политическая активность народа не прекратилась и после официального завоевания независимости в 1783 г., в результате чего в стране окончательно победила республиканская идеология, утвердился республиканский строй, а основанная на единстве федеративного государства Конституция 1787 г. была дополнена гражданскими свободами. Когда же говорят о консервативной тенденции в Американской революции XVIII в., то речь идет прежде всего о консервативности некоторых целей восставших, которые боролись не только за свою свободу, не только за уничтожение пережитков “старого порядка” и препятствий развитию рыночных отношений, но и за сохранение и укрепление уже существовавшего в Америке строя, уже существовавших свобод и привилегий от посягательств британской короны и парламента .

Есть и еще одно, быть может, даже самое главное различие Американской и Французской революций. Во Франции жизнь вождей революции закончилась трагически. Никто из них не пережил революцию, которая “пожирала” своих детей - Дантона, Робеспьера, Демулена, Сен-Жюста, Шометта и многих других. Судьба их американских коллег оказалась куда более счастливой. Два основных автора Декларации независимости, два постоянных соперника и два будущих президента (Т. Джефферсон и Дж. Адамс) прожили долгую жизнь и умерли в один и тот же день - 4 июля 1826 г., в день пятидесятилетия своего бессмертного детища. Отцы-основатели США, творцы Конституции 1787 г. встали у руля молодой республики и возглавляли правительство США на протяжении многих последующих десятилетий (Вашингтон, Джей, Гамильтон, Джон Адамс, Джефферсон, Мэдисон, Монро и другие) .

Молодой республике, провозгласившей, “что все люди сотворены равными и наделены их Творцом определенными неотчуждаемыми правами, к числу которых относится жизнь, свобода и стремление к счастью”, открылось великое будущее. Не прошло и ста лет после провозглашения независимости, как из небольшой британской колонии на восточном побережье Соединенные Штаты превратились в мировую державу, раздвинувшую свои границы вплоть до берегов Тихого океана, Аляски и Рио-Гранде-дель-Норте. Иногда это достигалось мирным путем в результате успешных переговоров - заключением договоров о покупке Луизианы (1803 г.) или Аляски (1867 г.). Не обходилось и без насилия, войн и захватов, как это происходило, в частности, в отношении Мексики, которая после поражения в войне 1846-1848 гг. уступила около половины своей территории, включая Техас и Калифорнию. Мало считались американцы и с многочисленными индейскими племенами. Вообще насилия в истории США было более чем достаточно. Вспомним хотя бы рабство в Америке, судьбу индейцев или политику “большой дубинки” в странах Карибского бассейна и другое, о чем в свое время много писалось в советской историографии. Объективный историк не может оправдать насилие и жестокость. В настоящем изложении речь идет, однако, о другой стороне вопроса. Менее чем за сто лет тот же Техас или Калифорния превратились в передовые современные штаты, которые уже давно живут в другом тысячелетии. Но главное даже не в материальной стороне дела, не в техническом прогрессе. Не менее, а более важно другое. На всей территории огромной мировой державы восторжествовали демократические принципы, провозглашенные еще в ходе Американской революции XVIII в.

Главным источником успехов Соединенных Штатов и главным носителем великих идей свободы, демократии и прав человека стал, разумеется, народ, те простые американцы, которые не только осваивали новые территории, строили фермы и гостиницы, возводили заводы и фабрики, спускали на воду корабли, открывали банки, прокладывали автострады, но и отстаивали принципы республиканизма, свободы и демократии, превращали Америку в “маяк свободы” для всего мира . В результате на всей гигантской территории континента - от Атлантики до Тихого океана - на протяжении более двух веков успешно развивалось и укреплялось великое федеративное государство - Соединенные Штаты Америки. Новая страна стала империей, но, по выражению Т. Джефферсона, “империей свободы”, которая с самого начала существенно отличалась от империи прошлого .

В далекие 1830-е годы Алексис де Токвиль пророчески писал, что “в мире существуют два великих народа, которые, несмотря на все различия, движутся... к единой цели. Это русские и англоамериканцы... Американцы преодолевали природные препятствия, русские сражаются с людьми. Первые противостоят пустыне и варварству, вторые - хорошо вооруженным развитым народам. Американцы одерживали победы с помощью плуга земледельца, а русские - солдатским штыком... В Америке в основе деятельности лежит свобода, в России - рабство. У них разные истоки и разные пути, но очень возможно, что Провидение втайне уготовило каждой из них стать хозяйкой половины мира” .

Заслуга французского мыслителя состоит не только в том, что он дал достаточно точную картину того, что он увидел в Америке в 1830-е годы, но и в том, что он угадал, что произойдет через сто и более лет. Он писал о настоящем, но ясно видел будущее. И в этом смысле его пером водило Провидение. Россия и Америка стали во второй половине XX в. двумя сверхдержавами, которые держали в своих руках судьбы половины мира. Но советская империя на рубеже 1990-х годов рухнула, а США остались единственной сверхдержавой. Но беспредельное и неограниченное могущество плохо сочетается со свободой и демократией. И даже самая великая империя может погибнуть, если перестанет быть “маяком свободы” и превратится в страну подавления и подчинения.

В этом кратком вступлении я подчеркивал прежде всего положительные моменты, присущие Соединенным Штатам. Однако в американской истории было немало трагедий, крови и насилия. Само начало американской истории оказалось связанным с массовым геноцидом индейского населения. Трагическая ошибка современной Америки произошла весной 1999 г., когда было принято решение о бомбардировках Сербии. В том, что президент С. Милошевич преступник, что он и его подручные подлежат суду за тяжкие преступления в Косово, нет сомнения. Но “точечные удары” посыпались не на голову Милошевича, а достаточно часто на головы ни в чем не повинных людей - женщин, стариков и детей. К сожалению, мир еще не нашел действенного противоядия от преступных режимов С. Хусейна или С. Милошевича. Ракеты или самолеты оказались не лучшим средством для прекращения их преступлений. И самые благородные намерения не могут оправдать гибель мирного населения.

Хотелось бы надеяться, что в новом тысячелетии мир найдет цивилизованные способы борьбы против кровавых режимов и геноцида собственного народа. Для этого необходимо единство свободного мира и укрепление ООН. Надо успеть вовремя остановиться и обратиться к внутреннему самосовершенствованию, к возрождению и укреплению великих принципов независимости, свободы и демократии, которые позволили США занять ведущее положение в мире. Главное же - надо помнить, что не может быть свободен народ, который подавляет свободу других. И пусть в этом смысле развал советской империи станет уроком для всех, кто думает, что могущество может держаться на военной силе, а не на нравственном примере.

Н.Н. Болховитинов

Американская цивилизация как исторический феномен. Восприятие США в американской, западноевропейской и русской общественной мысли. - М.: Наука, 2001. - 495 с


2006-2013 "История США в документах"