алкалиновые батарейки

СВЕТ ЭДИСОНА—ТРИУМФ ВЕЛИКОГО ИЗОБРЕТАТЕЛЯ В ЭЛЕКТРИЧЕСКОМ ОСВЕЩЕНИИ. КЛОЧОК БУМАГИ ИЗДАЕТ СВЕТ БЕЗ ГАЗА И ПЛАМЕНИ, ДЕШЕВЛЕ, ЧЕМ МАСЛО. УСПЕХ В ХЛОПЧАТОБУМАЖНОЙ НИТКЕ.

Хорошо осведомленный репортер рассказал захватывающую мелодраму о волшебстве Эдисона: приложение электрического тока к «крошечному клочку бумаги, который можно было сдуть», произвело «яркий прекрасный свет, подобный роскошному рассвету итальянской осени». Не скрываясь от лучей славы, Эдисон сообщил, что в канун Нового, 1880 года МенлоПарк будет освещен лучами нового волшебного света. В течение недели между Рождеством и Новым годом толпы стекались в МенлоПарк, чтобы увидеть чудесный «свет будущего» Эдисона. Сорок ламп накаливания, загорающиеся от одной динамомашины, изумили посетителей. Больше всего поразили их не сами лампы, а то, что их можно было моментально включать и выключать.

Следующим летом Эдисон объявил, что он рассылает по всему миру агентов на поиски наилучшего растительного материала для волосков накаливания. Поскольку только за несколько лет до того Жюль Верн опубликовал роман «Вокруг света в восемьдесят дней», который все еще был в зените популярности, у Эдисона было готовое клише для эффектной рекламы своих исследований, чтобы поддержать уверенность вкладчиков и пробудить интерес будущих потребителей. Он отправил одного своего агента в Японию и Китай, второго — в ВестИндию и Центральную Америку, третьего — в верховья Амазонки. Такой «рекламы», какую принесла ему смерть одного из его агентов на Кубе от желтой лихорадки, он совсем не ожидал. Но его агент на Амазонке присылал столбцы за столбцами захватывающего материала для ежедневных сенсационных сообщений в прессе; затем, вернувшись в Нью-Йорк, получив вознаграждение и насладившись праздничным обедом в самом шикарном ресторане города, агент таинственно скрылся во тьме, и его больше никогда не видели. Газеты окрестили агентов Эдисона «бесстрашными рыцарями цивилизации». В поисках «материала, такого драгоценного, что ревнивая природа скрыла его в своих тайниках», они подвергали себя опасности кубинской лихорадки, ядовитых стрел Амазонки и самой смерти, чтобы помочь Эдисону осветить дома американцев.

Тем временем железнодорожный магнат, который недавно занялся морскими перевозками, первым дал Эдисону возможность построить целый осветительный завод. В мае 1880 года пароход «Колумбия», стальной корабль весом в 3200 тонн, который покинул судоверфи Честера в Пенсильвании и отправился в свой первый рейс вокруг мыса Горн к Калифорнии, стал первым в истории кораблем с электрическим освещением. «Колумбия» закончила свое двухмесячное путешествие в СанФранциско, по прибытии куда все 115 ламп накаливания все еще пылали, освещая корабль уже в течение 415 часов. В следующем году на путепроводе в районе Холберн в Лондоне Эдисон установил первую городскую систему освещения лампами накаливания. Два гигантских генератора, спроектированных Эдисоном и присланных из Нью-Йорка, подавали энергию почти двум тысячам лампочек, освещающих окрестности и здание главного почтамта Великобритании.

Учитывая весь этот опыт, Эдисон рассчитывал, что его первая в Америке электростанция будет построена в нижней части Манхэттена. «Я не намерен, — обещал он еще в 1878 году, — демонстрировать или распространять электрический свет до тех пор, пока работа над экономическими и другими аспектами не будет завершена настолько, что я буду уверен в его моментальной победе над газом». На Парижской выставке в 1881 году Эдисон показал модель своей системы, которая, по оценкам немецкого специалиста, была до последней детали так прекрасно выполнена и так тщательно разработана, как будто ее десятилетиями испытывали в разных городах. И розетки, и выключатели, и предохранители, и патроны, и все остальные принадлежности были на своих местах. Сэмюел Инсулл, англичанин двадцати одного года, который работал в английской компании Эдисона, взял на себя обязанность сражаться с газовыми фирмами и помог Эдисону заручиться средствами и разрешением на строительство задуманной станции на Пёрлстрит. Эдисон и Инсулл отыскали площадку размером 50 на 100 футов, где намеревались построить завод для снабжения электричеством района примерно в половину квадратной мили.

Район Пёрлстрит был намеренно выбран, поскольку он включал большую часть финансового центра Уоллстрит. Ведь успех электрических огней Эдисона в этой части города мог сразу же завоевать поддержку людей, чья помощь сделала бы возможным электрическое освещение по всей стране. Завод был расположен в центре квартала, в котором также находились многоквартирные дома и небольшие фабрики. Несмотря на протесты городских властей и финансистов, Эдисон решил не протягивать провода поверху, а пойти на дополнительные расходы и провести их под землей. Для этой цели он разработал новые прокладки и продумал новые правила теплоизоляции, которые затем вошли в первые нью-Йоркские законы по электричеству.

Когда Эдисон сталкивался с неожиданной проблемой, он использовал ее, чтобы сделать очередное радостное заявление. «Я продолжал обещать через газеты, что большая центральная электростанция в Нью-Йорке будет запущена в такоето время. Эти обещания в основном имели своей целью поддержать дух моих акционеров, которые, естественно, хотели разбогатеть быстрее, чем позволяла природа вещей». Около 600 ООО долларов было вложено в строительство на Пёрлстрит. «Крупнейшее и самое ответственное дело, за которое я когдалибо брался, — вспоминал Эдисон. — На свете не существовало ничего подобного... Все наши механизмы, устройства и детали были домашними изобретениями домашнего изготовления. Наши работники были новичками, неопытными в запуске электростанций. Что произойдет, когда огромный ток будет пущен по проводам под нью-Йоркскими улицами, никто не мог знать... Газовые компании в те времена были нашими злейшими врагами, пристально следили за каждым нашим движением, готовые наброситься на нас при малейшей неудаче».

В три часа дня 4 сентября 1882 года главный электрик Эдисона повернул рубильник. Огни зажглись — четыреста огней к услугам восьмидесяти пяти клиентов. «Только около семи часов, когда стало темнеть, — отмечала «Нью-Йорк тайме» (чьи служебные помещения освещались теперь пятьюдесятью двумя лампочками Эдисона), — электрический свет действительно показал себя и продемонстрировал, каким он был ярким и ровным». В редакции «Таймс» казалось, что «пишешь при дневном свете». В стране впервые блеснули городские огни.

Эдисону было еще только тридцать пять. Соблазнившись возможностью превратить для миллионов американцев ночь в день, он заявил, что определенно стал деловым человеком и «надолго оставит изобретательство». Заводы Эдисона, возводи

предприимчивым Сэмюелом Инсуллом, распространились до всей стране. И реклама отдала ему дань разноцветным потоком книг и статей о молодом Томе Эдисоне, «короле изобретателей», «современном чародее».

Наивысшей почестью явилась постановка знаменитым нью йоркским мюзикхоллом «НиблосГарден» «большого мимикодраматического балета», посвященного победе Эдисона над темнотой. Освещенная электричеством декорация нового Бруклинского моста служила фоном для танцевального представления, в котором каждая балерина взмахивала волшебной палочкой с лампочкой Эдисона на конце. Во время последних приготовлений журналист увидел, как неугомонный молодой Эдисон (который только что электрифицировал целый город) подводил электричество к костюмам балерин. «Окруженный девушками, поправляя на них корсеты, он вставлял маленькую батарейку за пазуху каждой танцовщицы для того, чтобы на лбу у них зажигались огни». В программе торжественно объявлялись «новые световые эффекты производства компании «Эдисон электрик лайт» под личным руководством самого господина Томаса Эдисона».

Америкацы: Демократический опыт: Пер. с англ. /Под общ, ред. и с коммент. В.Т. Олейника. — М.: Изд. группа «Прогресс» — «Литера», 1993. — 832 с.


2006-2013 "История США в документах"