ДОХОД КАК КАТЕГОРИЯ АМЕРИКАНСКОГО СОЗНАНИЯ

Американцы, если бы они только захотели, могли бы легко обнаружить, что классификация всех людей по их доходам была типична для Америки. Но особое внимание категории «доход» как атрибуту социальной жизни стало уделяться совсем недавно, с развитием современной торговли и промышленности, когда наиболее значимым фактором стали деньги и другие обращаемые конвертируемые виды собственности. Вплоть до XIX века в Старом Свете понятию «доход» не придавалось большого значения, оно использовалось лишь в тех случаях, когда оценивалась собственность того или иного владельца, доля того или иного лица в собственности общины, а также в качестве основы для избирательной реформы. Английское выражение «сорокашиллинговый фригольд» и подобные ему критерии избирательного ценза стали рассма1риваться при оценке частной собственности, а не размера дохода. В английской литературе в 1839 году привычным стало выражение «десять тысяч в год», соответствующее названию популярного сатирического романа Сэмюела Уоррена. Диккенс, Троллоп и другие писатели, авторы романов о нравах, использовали цифры доходов главным образом для характеристики представителей новой могущественной социальной группы, чей капитал можно было довольно легко оценить, так как он был нажит сравнительно недавно. Слово «миллионер» пришло в английский язык из французского (его впервые употребил Бенджамин Дизраели в своей книге «Вивьен Грей» в 1826 году) и вскоре стало употребляться в Америке. Но так как это слово употреблялось для обозначения «бодетства», которым владел человек, было как бы оценкой всего его состояния, а не только годового дохода, то его можно было скорее отнести к одному из характерных для Старого Света способов оценки благосостояния.

В мобильном американском обществе, состоящем из недавних иммигрантов, переезжавших с места на место, переходящих из одной социальной группы в. другую, «доход» был более удобным и универсальным критерием оценки, нежели благосостояние нли собственность. Категория дохода как нельзя лучше могла быть использована для характеристики уровня жизни. Она представляла самый простой путь для выявления того, кто уил выше или ниже этого уровня. Но чтобы можно было распределить американцев по «уровню дохода», необходимо было знать размер их дохода, выраженный в долларах. В XX веке американцы впервые встали перед необходимостью точно знать свои доходы. В их сознании категория дохода уже не рассматривалась более как побочный продукт технических наук или правительственной статистики. Знание точной цифры доходов стало гражданским долгом каждого американца, а утаивание этих данных каралось штрафом или тюремным заключением.

В Америке впервые зачаточное понятие «налог» на доход или заработную плату (в то время это определялось как «способность» зарабатывать) появилось в 1643 году. Тогда в колонии Новый Плимут жители облагались налогом, а точнее, их «имущество или способность заработать». Через три года был принят закон о налогообложении «доходов и прибылей» торговцев и ремесленников. Примеру Нового Плимута последовали и другие колонии. Налогообложение «заработка» уходит своими корнями в средние века. Это не был подоходный налог в его современном значении, так как тогда налогоплательщику не разрешалось сальдировать прибыль и убытки, кроме того, налогом облагались не все виды доходов. Налоги были небольшими. Нечто похожее на современный подоходный налог появилось только в середине XIX века. В период между 1840 и 1850 годами в шести штатах был введен подоходный налог. Закон, принятый в штате Виргиния в 1843 году, например, устанавливал налог в 1 процент На заработную плату и доходы лиц свободных профессий, превышающие 400 долларов в год, и в 2,5 процента на получаемые Дивиденд»

В Британии Уильям Питт настоял на введении подоходного налога для обеспечения финансирования военных действий британской армии в 1798 —1816 годах. И в будущем британское правительство использовало средства, полученные от взимания подоходного налога, на решение стоявших перед страной проблем. Следуя этому примеру, Конгресс США в 1861 году принял закон о подоходном налоге, чтобы получить дополнительные средства для финансирования Гражданской войны, в размере 3 процентов от всех видов годового дохода, превышающего 800 долларов. Однако министр финансов Салмон Чейз жаловался, что изза отсутствия статистических данных было невозможно хотя бы приблизительно установить общую сумму взимаемого налога. Подоходный налог был снова введен в 1862 году, и впервые его сбором занимались федеральные власти. Налогом не облагались доходы, не превышающие 600 долларов; с доходов до 10 тысяч долларов взимался 3процентный налог, а с доходов выше 10 тысяч долларов — 5процентный. Помимо того, что противники введения подоходного налога объявили любой налог «инквизиторским актом», недостойным свободных людей, были и другие возражения против введения нового радикального принципа прогрессивного подоходного налога. В штатах, входящих в Конфедерацию, он был также введен, причем некоторые статьи доходов, превышающие 10 тысяч долларов, облагались налогом, превышающим 15 процентов.

Серьезным препятствием для введения федерального подоходного налога было положение Конституции США (ст.1, разд.9), по которому конгресс мог ввести «прямой» налог только пропорционально количеству населения. Чтобы както обойти это положение, первые активисты — борцы за введение подоходного налога возражали, что он скорее является «косвенным налогом», а не прямым. Время действия закона о подоходном налоге, принятого в целях изыскания дополнительных средств на военные нужды (конгресс продлил действие этого закона в 1864 году, причем размер подоходного налога вырос), истекло в 1872 году, и конгресс не принял нового закона. К этому времени патриотизм иссяк, война окончилась, и кампания против введения подоходного налога вновь набрала силу. Нью-Йоркская газета «Трибюн» писала 5 февраля 1869 года, что «подоходный налог является самым одиозным, необоснованным и неоправданным, инквизиторским и несправедливым из всех известных налогов... Налог на честность, не несущий никакой защитной функции. Цель этого налога—совершенно уничтожить качество». После войны финансовое положение страны улучшилось, сократился государственный долг, и казалось, что во введении подоходного налога нет необходимости. Как отмечал специальный уполномоченный по вопросу государственных доходов Дейвид Уэллс в 1869 году, общественная поддержка идеи подоходного налога основывалась главным образом на том, что только 260 тысяч жителей страны с населением 39,5 миллиона человек платили хоть какойто подоходный налог. Но в эту группу входили очень влиятельные люди, и поэтому закон не был продлен в 1872 году и его срок истек 15 марта

Оставшаяся государственная налоговая система целиком опиралась на потребление. Не существовало государственного налога на собственность или доходы. А тем временем накапливались огромные состояния. К 1863 году только в Нью-Йорке насчитывалось несколько сотен американцев с состоянием в миллион долларов; двадцать лет назад было всего двадцать миллионеров во всей стране. А.Стюарт, нью-Йоркский торговый магнат (его состояние оценивалось в 50 миллионов долларов), в сведениях о своих доходах, которые он представил федеральным властям в 1863 году, указал цифру 1 843 ООО долларов. Его личный доход в 1863 году составлял большую долю национального дохода по сравнению с 25 миллионами долларов в 1929 году. По мере того как достоверные факты и мифы о людях, имеющих огромные состояния, становились достоянием гласности в новой популистской прессе, а их отчаянные и безрассудные поступки афишировались, возрастало требование общественности ввести подоходный налог.

Эти разоблачительные кампании, организованные Уильямом Дженнингсом Брайаном и др., направленные против «этих вос> точных плутократов», способствовали тому, что в 1894 году был принят закон Уилсона — Гормана о тарифах. Внимание к этой проблеме вызвало интерес во всей стране благодаря тому, что молодой Брайан, выступивший в конгрессе в его защиту, сделал эту кампанию, по его собственным словам, «борьбой за праведное дело». Влиятельный и богатый житель Нью-Йорка! Уорд Макаллистер (автор выражения «те самые 400», которое он использовал для характеристики элиты как социальной группы) возглавил оппозицию тех, с чьих доходов, превышающих 4 тысячи Долларов, должен был взиматься налог в 2 процента. Макаллистер пригрозил, что он покинет страну, если конгресс примет закон о подоходном налоге. В своей речи в палате представителей Брайан заявил:

Из всех скупых людей, которых я когдалибо знал, я не встречал никого, кто был бы настолько скуп, что его патриотизм не превышал бы 2 процен Тов— Если «некоторые из наших лучших людей» предпочитают покинуть стРану, но не платить налог в 2 процента, да сжалится Господь над худшими из нас... Пусть уж мы потеряем их самих и их состояние, чем возьмем на себя риск и позволим им оказывать свое отравляющее влияние... Пусть уезжают, и если они могут без сожаления покинуть свою родину, то пусть во время пути у них в ушах звенит проклятие поэта.

Закон о подоходном налоге был принят.

Но уже на следующий год Верховный суд заявил, что подоходный налог — это «прямой налог» и поэтому его принятие противоречит конституции, так как он не был распределен по штатам соответственно их населению (Поллок против «Фармерз лоан энд траст К0», 1895). Решение Верховного суда позволило Брайану воинственно обвинить суд в «легалистической узурпации власти» во время президентской кампании 1896 года. Его выступления привели к тому, что подоходный налог стал общенациональной проблемой.

Потребовались усилия «разгребателей грязи», публикация таких книг, как «История компании «Стандард ойл»» (1904) Айды Тарбелл, «Позор городов» (1904) Линкольна Стеффенса, «История крупнейших американских состояний» (1910) Густаву са Майерса и др., чтобы убедить американцев в необходимости введения подоходного налога. В 1909 году на обсуждение конгресса была внесена и в 1913м принята шестнадцатая поправка, по которой конгресс получал право взимать подоходный налог с любого источника дохода, не принимая во внимание фактор численности населения.

Дискуссии вокруг проблемы подоходного налога способствовали тому, что у американцев сложился количественный подход при оценке своего материального благосостояния. Это произошло потому, что аргументы в пользу справедливости введения подоходного налога в конечном счете сводились к рассмотрению статистических данных относительно распределения богатства и доходов. Уилфорд Айсбелл Кинг провел исследование, результаты которого были опубликованы в книге «Благосостояние и доходы населения Соединенных Штатов» (1915). Он обобщил аргументы в пользу налогообложения, и его книга стала Библией сторонников введения подоходного налога. Необходимость этой меры, указывал он, диктуется неуклонной концентрацией капитала в руках небольшой группы людей. В 1890 году он отмечал, что на долю 1,6 процента самых богатых американских семей приходилось 10,8 процента национального дохода, а к 1910 году — 19 процентов. В то же время 88 процентов американцев, на долю которых приходилось 65 процентов национального дохода в 1890 году, стали получать 62 процента в 1910-м. Согласно полученным Кингом данным относительно размера доходов на душу населения различных слоев общества, в 1910 году на долю 65 процентов самых бедных американцев приходилось 38,6 процента национального дохода, что составляло в среднем 197 долларов на человека. При этом 2 процента самых богатых американцев получали 20,4 процента национального дохода, что составляло в среднем 3386 долларов на каждого из них. Когда во время первой мировой войны чрезвычайно возросла необходимость в получении больших средств от налогообложения, подоходные налоги существенно выросли. В ходе дискуссий, как никогда ранее, основное внимание уделялось объему доходов различных групп населения. Принятый во время войны, в 1917 году, закон о налогообложении, по словам одного ведущего экономиста того времени, основывался на «демократических принципах, которые за всю историю развития финансового дела только теперь были реализованы». После этого подоходный налог стал неотъемлемой частью жизни американского общества.

Категория дохода прочно укрепилась в сознании американцев после того, как всем им пришлось причислить себя к той или иной налоговой группе и в соответствии с законом платить определенный подоходный налог. Они относили себя, конечно, к новым статистическим сообществам. И впоследствии, когда один американец говорил, что входит в ту же «группу», что и другой, все понимали, о чем идет речь. К 1970 году в американских настольных словарях среди значений слова «группа» было также и следующее: «разряд населения, прежде всего налогоплательщиков, включенных в него в зависимости от размера получаемого дохода».

Со временем все большее число американцев должно было платить подоходные налоги или по крайней мере представлять налоговую декларацию. В1913 году менее 4 процентов всех американцев представляли декларацию о своих личных доходах, к 1920 году эта цифра возросла до 7 процентов, в 1940 году достигла 11 процентов и в 1945м составила 36 процентов населения страны, то есть три четверти общего числа рабочей силы США. К 1970 году более 60 процентов населения платили налоги в соответствии с 75 миллионами заполнявшимися ими налоговыми декларациями. Налоговые платежи отдельных предприятий, которых в 1913 году было только 300 тысяч, превысили миллион в 1958 году и 1,5 миллиона в 1968м. В целом доля федерального подоходного налога в годовом доходе государства возрастала К концу 1920-х годов выплаты подоходного налога отдельными гражданами и предприятиями составляли две трети общей суммы государственных налогов и являлись основной статьей пополнения федерального бюджета Государственное планирование неизбежно все более зависело от данных о личных доходах и доходах предприятий. Даже небольшая ошибка в составлении будущих прогнозов могла привести к огромному дефициту.

По мере распространения и укрепления в сознании американцев категории дохода и развития движения за уравнивание доходов власти штатов стали устанавливать свои собственные налоги. В качестве эксперимента штат Висконсин в 1911 году ввел подоходный налог взамен существовавшего налога на собственность. В 1916 году его примеру последовал штат Нью Йорк, и полученные средства стали основным источником пополнения бюджета штата. К 1970 году округ Колумбия и почти все штаты ввели свои подоходные налоги. При проведении расчетов требовалось обязательно учесть сумму федерального налога, поэтому власти штата устанавливали размер подоходного налога простым определением пропорции по отношению к государственному налогу, избежав необходимости создавать свои собственные правила

Самым необычным фактором жизни американского общества в середине XX века, более всего поражавшим всех приезжавших в США из других стран, была скрупулезность, с которой американцы составляли свои налоговые декларации. В Европе, на Ближнем Востоке и в других странах налогообложение было делом новым, и оно не рассматривалось как фактор, способствующий повышению репутации богатого человека, если он честно представлял полную налоговую декларацию. Однако в Соединенных Штатах даже профессиональные игроки, мошенники и гангстеры (которые зарабатывали большие деньги, нарушая местные и федеральные законы) заботились о том, чтобы представить декларацию обо всех своих доходах федеральному правительству, с тем чтобы избежать возможного штрафа в соответствии с положениями федеральных законов о налогах. Аль Капоне, знаменитый глава мафии и «враг общества номер один», был привлечен к судебной ответственности за неуплату федерального подоходного налога

Появление новой должности бухгалтераэксперта, имеющего право ревизии балансов, свидетельствовало о стремлении и желании американцев подчиняться налоговым законам.

В Британии первые «бухгалтеры — эксперты по налогам» появились в середине XIX века. Они должны были обеспечивать выполнение новых законов о деятельности компаний, принятых в 1845 и 1868 годах. В их функции также входила защита интересов общественности от действий компаний, которые нередко представляли заведомо ложные финансовые отчеты. Но ухе задолго до того в США были «общественные бухгалтеры». После Гражданской войны, когда начала разрабатываться постоянно расширявшаяся система местных и федеральных законов, предпринимателям было уже недостаточно иметь просто бухгалтера. Старейшая фирма, занимающаяся бухгалтерским учетом, «Барроу, Уэйд, Гатри энд К0» была основана в Нью-Йорке в 1883 году. Согласно закону, принятому в штате Нью-Йорк в 1896 году, кандидаты на пост бухгалтераэксперта должны были проходить тщательную проверку. Другие штаты последовали примеру Нью-Йорка, и в 1897 году была создана профессиональная организация, первый общенациональный съезд которой состоялся в 1902 году. И все же число налоговых экспертов и бухгалтеровревизоров оставалось небольшим до тех пор, пока не был принят государственный закон о подоходном налоге.

В 1909 году были предприняты усилия разработать такую систему налогообложения компаний, чтобы Верховный суд США не мог объявить ее неконституционной. В результате был разработан закон, который оказался столь запутанным, что потребовалось еще более увеличить число налоговых экспертов. Этот закон так никогда и не был проведен в жизнь, и корпорации продолжали составлять неточные отчеты о своих доходах до тех пор, пока в 1913 году не была принята поправка о подоходном налоге. Закон, принятый в соответствии с этой поправкой, был разработан при содействии бухгалтеров—экспертов по налоговым вопросам, которые давно и тесно сотрудничали с корпорациями и поначалу занимались составлением налоговых Деклараций для ник После того как эти эксперты проникли в святая святых деятельности крупных компаний, они уже не только играли решающую роль в ведении всего бухгалтерского Учета, но и оказывали влияние непринятие важнейших решений относительно их деятельности.

Введенный во время первой мировой войны налог на сверхприбыли и рост ставок налогообложения повысили спрос на бухгалтеровэкспертов. К 1924 году Апелляционный совет по вопросам налогообложения принял решение, по которому предъявлять интересы налогоплательщиков могли только налоговые эксперты и адвокат. Профессия бухгалтераэксперта стала престижной и влиятельной. В первой половине XX века 60 тысяч бухгалтеров получили диплом экспертов, имеющих право на ревизию балансов; к 1972 году их стало вдвое больше. Общее число налоговых экспертов и ревизоров, обслуживавших американский бизнес, выросло в двадцать раз, с 20 тысяч в 1900 году до 400 тысяч в середине XX века.

Даже американцы, входящие в нижнюю налоговую группу, пользовались услугами существовавших в стране компаний, помогавших им разобраться в сложных вопросах налогообложения. Самой крупной из них была «Г. энд Р. Блок энд К0», имевшая в 1972 году 6486 своих контор, которые подготовили 7,6 миллиона личных налоговых обязательств, с общей стоимостью услуг в 100 миллионов долларов. Бестселлерами стали книги руководства для граждан, некомпетентных в вопросах налогообложения, такие, например, как книга Дж. Лэссера «Ваш подоходный налог».

Сбор статистических данных о личных доходах граждан позволил заняться подготовкой информации и о благосостоянии всей нации. Сведения о доходах были богатым материалом, которым умело воспользовались энергичные реформаторы в этой области. Одним из них стал Исаак Рабиноу. Он восемнадцатилетним приехал в Америку в 1893 году из России, окончил Колумбийский колледж и медицинскую школу и начал практиковать в бедных кварталах Нью-Йорка. Предположив, что заболеваемость среди бедняков — это не только медицинская проблема, но и экономическая, он воспользовался статистикой и стал одним из первых изучать закономерности изменения реальной заработной платы и распределения покупательной способности. После детального изучения доходов в 1914 — 1917 годах Рабиноу пришел к следующему выводу: несмотря на то что денежные доходы и производительность труда рабочих существенно возросли, их покупательная способность почти не увеличилась. Основываясь на статистических данных о подоходном налоге, он показал, что рабочие получали меньшую, чем раньше, долю общественного дохода. Поначалу он расследовал эти факты как аргументы в пользу социализма. «Вещи, которые сегодня кажутся несвойственными Америке, весьма вероятно, завтра станут сугубо американскими», — объяснял Рабиноу. Но постепенно он пришел к выводу, что статистика может обеспечить новый подход ко всем бедам индустриального общества: он утверждал, что система страхо рррия должна охватывать не только несчастные случаи на производстве, но также болезни, старость, смерть, безработицу. В своей книге «Данные о наиболее распространенных несчастных случаях как основа для определения размера компенсации» (1915) он обосновал необходимость расширения системы страхования. Рабиноу настаивал на введении новых форм страхования, для того чтобы снизить риск, которому подвергаются бедняки и престарелые. Он разработал пути внедрения этих новых форм в американские институты, так как к этому времени, в значительной степени изза событий в России в 1920е годы, разочаровался в социализме. Во время депрессии 1930-х годов он представил планы системы страхования по безработице. Он также участвовал в подготовке Федерального закона о социальном страховании.

В течение десятилетия после принятия поправки о подоходном налоге появился новый термин — «национальный доход», — который стал широко употребляться экономистами и звучать в речах наиболее изощренных политических ораторов. Термин и концепция были плодом изобретательного ума уче ныхсоциологов, которые принимали участие в создании институтов, занимающихся сбором фактографического материала и его обобщением. Если новые правовые школы способствовали формированию веры американцев в силу закона, играющей решающую роль в развитии общества (то, что Дин Роско Па унд из Гарвардской школы права назвал «социальной инженерией»), то такую же роль играли и новые американские экономические институты при утверждении в сознании американцев количественных норм. В 1919 году группа блестящих ученых, работавших в области новой социальной «науки», — экономисты Уэсли Митчелл и Элвин Джонсон, историки Джеймс Харви Робинсон и Чарлз Биэрд, социолог Торсгейн Веблен — основала Новую школу социальных исследований в Нью-Йорке. Они стремились организовать «всесторонние научные исследования во всех сферах жизни общества, направленные не на подтверждение принятых идей и норм, а на выявление новых, на нахождение путей применения новых знаний для исправления существующих недостатков и удовлетворение постоянно растущих нужд человечества».

Когда еще в предыдущие годы американские ученые мужи проводили подобные исследования на том же уровне? Нейтральный язык цифр, использование нового языка статистики — ное это способствовало развитию свободного и смелого мышления. Ведущий статистик американской телеграфной компании «Америкэн телефон энд телеграф К0» показал пример, создав в 1920 году Национальное бюро экономических исследований специально для изучения благосостояния общества. Широко распространенная вера в созидательную силу статистики подкреплялась тем, что в совет директоров Национального бюро входили различные специалисты по социальной философии — от откровенных социалистов до представителей Американской ассоциации банкиров.

Через год после своего основания Национальное бюро опубликовало результаты первого в истории США всестороннего исследования по национальному доходу «Доход в Соединенных Штатах: его размеры и распределение, 1909 — 1919». Трезвый вывод сводился к тому, что рост доходов во время войны не был столь уж высоким, как было принято считать. Хотя доход на душу населения вырос с 319 долларов в 1909 году до 586 в 1918м, Национальное бюро показало, что на самом деле этот рост в соответствии с курсом цен 1913 года означал незначительное увеличение реального дохода — с 333 до 372 долларов. В исследовании указывалось также, что в то же время наблюдалась тенденция к выравниванию доходов: на 5 процентов населения, получавших самые высокие доходы в 1913 — 1916 годах, приходилось 33 процента общего национального дохода, но уже в 1918 —1919 годах эта цифра снизилась до 25 процентов.

Вскоре к Национальному бюро экономических исследований присоединились и другие ученые, занимавшиеся изучением национального благосостояния. Типично американским заведением был Институт Брукингса. Он был основан бизнес меномсамоучкой из Сент-Луиса, который нажил состояние на торговле деревянными изделиями. В возрасте сорока шести лет он удалился от дел и решил направить накопленные миллионы на филантропическую деятельность. Вдохновленный примером своего давнишнего друга Эндрю Карнеги, Роберт Брукингс дал средства на строительство медицинской школы при Вашингтонском университете, которая открыла новую страницу в американском медицинском образовании. Во время первой мировой войны, в возрасте семидесяти лет возглавляя созданный президентом Вудро Вильсоном комитет по ценам, Брукингс заинтересовался статистикой и занялся изучением экономики. В 1928 году он основал в Вашингтоне институт, который должен был заниматься «сбором и анализом экономической информации, с тем чтобы представить руководству страны четкие и обоснованные выводы, на основе которых будут формироваться его взгляды и позиции» и, значит, строиться политика страны. Независимый от правительства институт стал одним из самых влиятельных и преуспевающих статистических научных центров.

Нужды военного времени привели к увеличению числа правительственных учреждений, занимающихся сбором статистических данных. К 1920-м годам был накоплен огромный запас экономической информации, которую Уэсли Митчелл назвал «статистикой планирования». Важным новым источником информации стало Бюро трудовой статистики при министерстве труда, которое было создано в 1913 году. Когда началась депрессия 1930-х годов, крнцепция «национального дохода» была хорошо знакома руководителям из Вашингтона. В 1932 году при министерстве торговли было создано отделение по вопросам национального дохода, которое в это тяжелое время, «когда очереди за хлебом тянулись вдоль улиц... должно было выяснить истинную глубину кризиса». Теперь федеральное правительство стало ежегодно представлять данные о национальном доходе. Эти первые исследования возглавил инициативный экономист Саймон Кузнец, который разработал концепцию «валового национального продукта» (ВНП). Впервые этот термин появился на страницах печати в 1946 году, и с этого времени новое понятие стало использоваться при анализе американской экономики. Другие экономисты, руководствуясь расчетами Кузнеца (за них он был удостоен Нобелевской премии), проанализировали опыт Америки и разработали способ прогнозирования основных направлений развития ее экономики. К 1960 году аббревиатура ВНП прочно вошла в американские словари и повседневную речь, стала еще одним ключом к распространению статистического мышления.

Америкацы: Демократический опыт: Пер. с англ. /Под общ, ред. и с коммент. В.Т. Олейника. — М.: Изд. группа «Прогресс» — «Литера», 1993. — 832 с.


2006-2013 "История США в документах"