http://www.re-mart.ru/catalog/keramicheskaja_plitka/viva_ceramica

Против своего народа

На самой окраине огромного учебного центра армии США, расположенного на территории Форт-Бельвуара, в штате Виргиния, несколько лет назад появились какие-то странные сооружения. Вернее, целый городок.

...Неширокая улица обычного американского провинциального города. Аптека. Бар. Гараж. Несколько магазинов, мастерских, ателье. За ними — одно- и двух-этажные дома с палисадниками и аккуратно подстриженными газонами. Вечером на улице горят фонари, светятся окна в баре и витрины в магазинах. Но на улице не видно ни одного прохожего, нет ни одной автомашины.

Этот страппый городок имеет свое название — Райотвилл. В переводе с английского это значит «бунтующий город», или «город-мятежник». Построен оп был по приказу министра армии США и предназначен в качестве особого учебного полигона «для отработки организации, тактики и приемов ведения боя в условиях использования войск для подавления гражданских беспорядков».

Учебные занятия в Райотвилле проводятся почти ежедневно. В них участвуют различные подразделения сухопутных войск — пехотинцы, артиллеристы, танкисты, химики, саперы. Чаще всего войска отрабатывают приемы «разгона бунтующей толпы». Для этих целей песколько десятков солдат одевают в гражданское платье, кое-кто для пущего эффекта даже наряжается женщинами, всем им дают в руки плакаты и транспаранты, вооружают палками и камнями. Это — «бунтующая толпа». Опа ревет и скандирует лозунги «подрывного характера», угрожает и буйствует. Вот уже опрокинута телефонная будка, слышен звон разбитого стекла витрины. Специальные мощные дипамикп разносят над Райотвиллом дикий шум и рев, истошные вопли «избиваемых прохожих» и «оскорбляемых женщин».

Теперь в дело вступают вооруженные армейские подразделения. Их задача — навести порядок. В боевом строю, клином вперед или развернутым фронтом, взяв винтовки наперевес, они наступают на «толпу бунтовщиков». Специально выделенные снайперы засели на крышах и чердаках близлежащих домов, чтобы «взять на мушку» главарей, зачинщиков, агитаторов.

Над улицей появляется вертолет. Через мощную звуко-вещательную установку, смонтированную на нем, «бунтовщикам» приказывают прекратить беспорядки и разойтись. Толпа встречает этот припас истошным ревом, свистом, улюлюканьем. Тогда с вертолета начинают разбрызгивать несмываемую краску, все участники бунта теперь будут надолго помечены, и с ними можно будет потом поговорить особо.

Постепенно командование наращивает силы. Появляются бронированные машины с мощными гидропультами, по «бунтовщикам» открывает огонь батарея газовых гранатометов, в их ряды врезается броневик, по бортам которого укреплены особые панели, находящиеся под током высокого напряжения, — любое прикосновение вызывает сильный удар.

Все это дает эффект — «бунт» подавлен, толпа разогнана. Солдаты хватают разбегающихся «бунтовщиков», бросают их в уже подошедшие к «полю боя» огромные черные фургоны. Учение закончено.

Инсценировки такого рода регулярно устраиваются не только в Форт-Бельвуаре. «Действия при разгоне бунтующей толпы» как составная часть всей боевой подготовки войск отрабатываются во всех без исключения линейных частях армии и морской пехоты США, В июне 1968 года особым циркуляром комитета начальников штабов подготовка такого рода была поставлена на одно из первых мест в американских войсках и включена в учебные планы и программы.

А вскоре армейская газета «Арми тайме» сообщала, что в одном из убежищ под зданием Пентагона вступил в действие «Центр по координации операций по борьбе с гражданскими беспорядками» (СДД), возглавляемый генерал-лейтенантом Джорджем Мэттером. Этот главный командный пункт по руководству карательными операциями против народа своей страны призван повседневно координировать действия армии, флота и морской пехоты по «подавлению бунтов», контролировать политическую обстановку в стране, вести наблюдение крупными забастовками и демонстрациями и в случае необходимости немедленно объявлять «угрожаемое положение» в том или ином районе и направлять туда воинские части для наведения порядка.

Для наибольшей оперативности при решении подобных задач в армии США, находящейся на континенте, сформированы особые части — «оперативные группы» на уровне пехотных бригад численностью до двух тысяч солдат и офицеров каждая. В армии их обычно называют «войсками для подавления бунтов» или «противоповстанческими бригадами». Семь первых таких групп появились в 1968 году, в следующем году было сформировано еще пять, потом еще две. Личный состав бригад тщательно обучен и подготовлен, морально обработан в соответствующем духе, вооружен специальным оружием — короткоствольными карабинами ближнего боя, огнеметами и газовыми гранатометами, длинными резиновыми дубинками и палками со свинцовыми сердечниками.

В оперативном подчиненни СДД находится несколько военных тюрем и концентрационных лагерей, специально построенных в различных районах США на случай массовых гражданских беспорядков. Один из самых крупных лагерей находится вблизи поселка Аллепвуд в штате Пенсильвания. На его территории площадью 1,5 тысячи гектаров построено несколько десятков арестантских бараков и другие объекты. Во время вьетнамской войны здесь находились в заключении сотни парней, отказавшихся надеть военную форму и отправиться за океан, а в период мощных антивоенных демонстраций в США в 1970—1971 годах «население» лагеря резко возросло за счет арестованных участников, пикетчиков, распространителей антивоенной литературы и листовок. Несколько позже сюда начали прибывать и те, кто требовал прекращения расовой дискриминации в стране и ее вооруженных силах, боролся за гражданские права, против произвола и бесчинства расистов.

Такие же концентрационные лагеря, подчиненные военному ведомству, построены в болотистой местности Эконпарк во Флориде, в районе Флоренс, в выжженной солнцем пустыне в штате Аризона, у Эль-Рено (Оклахома), Тьюлейк (Калифорния) и в других местах.

Реакционные круги США, военное командование готовятся во всеоружии встретить любые выступления трудового народа Америки, все более решительно поднимающего голос в защиту своих прав, против беззакония военно-промышленного комплекса, монополий и расистов.

«...Для того чтобы нанести бунтовщику штыковой укол, лучше всего применить длинный выпад. Глаз берет прицел на то место на теле бунтовщика, куда надо ударить. Винтовка прочно держится наперевес, и с выпадом левой ноги производится быстрое колющее движение. В него надо вложить всю силу, весь свой вес. В случае необходимости можно еще добавить прикладом...»

«...Огонь из стрелкового оружия представляет собой самую эффективную форму воздействия на бунтовщиков. После принятия решения на открытие огня необходимо действовать решительно и беспощадно. Ни в коем случае не следует выдавать войскам холостых боеприпасов. Холостой огонь и стрельба поверх голов бунтовщиков мало эффективны, и поэтому применять их нецелесообразно. Стрелять надо так, чтобы не ранить, а убивать...»

Эти, с позволения сказать, рекомендации содержатся в специальных наставлениях американской армии, регламентирующих действия частей и подразделений при «подавлении бунтов». В США таких наставлений имеется несколько. Главное из них — наставление ФМ 19-15 «Подавление бунтов». Здесь подробно излагаются «права и обязанности войск, направленных для вооруженной борьбы с бунтовщиками», рассматриваются основные виды боевых действий в такой обстановке, использование тех или иных видов оружия и боевой техники, в том числе химических средств, «для разгонов толпы».

В целях обучения войск этой форме боевой деятельности, в первую очередь в помощь офицерскому составу карательных частей армии и морской пехоты, издательскими фирмами министерства обороны США и видов вооруженных сил в последние годы выпущен целый ряд «популярных пособий» и другой литературы по этим вопросам. Сюда можно отнести такие труды, как «Разгон толпы и борьба с бунтовщиками» отставного полковника Р. Эпплгейта, «Подавление бунтов» геперала С. Вуда и другие. Различные материалы и рекомендации по этой же тематике регулярпо публикуются в военных журналах и бюллетенях, особенно в таких журналах, как «Милнтери ревью», «Арми», «Марин кор газетт» и «Нэшнл гардсмен». Проблемы «борьбы с бунтовщиками» обсуждаются в высших политических и военных сферах в США, на различных симпозиумах и коллоквиумах в военном ведомстве, училищах и колледжах министерства обороны, штабах соединений и частей.

Чем же вызвано столь большое внимание, проявляемое в США, особенно в Пентагоне, к проблеме вооруженного подавления своего народа, борьбе с народными массами?

Прежде всего резким подъемом активности этих масс, многократным усилением за последние годы протеста трудящихся против безработицы, роста цен и снижения жизненного уровня. Простые люди все решительнее поднимают голос протеста против инфляции, нежелания властей бороться с преступностью, коррупции и упадка морали в стране.

В годы вьетнамской войны США потрясали массовые антивоенные выступления народных масс. Они перекликались с борьбой тех, кто не желал мириться с расовой дискриминацией, требовал равных гражданских прав для всех людей независимо от их цвета кожи и национального происхождения.

Как и правящие круги других империалистических государств, американская реакция и в прошлом, и к наше время пе раз использовала вооруженные силы для охраны и обеспечения власти монополистическом буржуазии в своей стране, в колониальных и зависимых странах, для открытого насилия над трудовым народом. Вооруженное насилие над трудящимся народом— одна из главных задач буржуазной армии. «Постоянное войско, — писал В. И. Ленин, — везде и во всех странах служит не столько против внешнего, сколько против внутреннего врага. Постоянное войско повсюду стало орудием реакции, слугой капитала в борьбе против труда, палачом народной свободы».

Вся история буржуазного общества, и особенно современный период, полностью подтверждает эти ленинские слова. Многие сотни раз использовались американские войска для вооруженной борьбы со своим народом. Даже если не считать «индейские войны» (а ведь это тоже была вооруженная борьба с частью своего населения), то и тогда список боевых операций и походов, проведенных вооруженными силами США против своих соотечественников, рабочих и фермеров, белых и «цветных» граждан своей страны, составит десятки страниц, в нем будут фигурировать сотни городов и населенных пунктов Америки.

Мы уже рассказывали, что одной из первых крупных боевых операций, осуществленной американской армией вскоре после окончания войны за независимость и образования Соединенных Штатов, было вооруженное подавление народного восстания, которым руководил участник войны против английского владычества Дэниел Шейс. Это было в 1786—1787 годах. Армия разгромила восстание, с его участниками жестоко расправились. Так прошла первая операция по «борьбе с бунтовщиками».

В 1859 году в США произошло новое народное восстание. Им руководил решительный противник рабства Джон Браун. Под его началом большой отряд негров и белых в южных штатах вел борьбу против рабовладельцев, против произвола плантаторов и торговцев «живым товаром». Для подавления «мятежа» в Капзас, где действовал отряд Брауна, на усиление находившихся там местных воинских частей были направлены так называемые «федеральные войска», то есть регулярные силы, подчиненные непосредственно военному ведомству.

Повстанческие силы были разбиты, а Джон Браун схвачен и вскоре казнен. С тех пор имя этого борца за гражданские права стало знаменем революционной борьбы, символом непримиримости к расизму и деспотизму.

Использование армии в качестве жандармско-полицейской силы на службе реакции, для защиты буржуазии от справедливого гнева народа стало приобретать с годами все более широкий размах в Америке. Быстрый рост монополистического капитала в США, непрерывное расширение всех сфер его деятельности, чудовищная алчность капиталистов и неслыханная эксплуатация трудящихся все чаще приводили к резким столкновениям между трудом и капиталом. Вследствие роста сознательности рабочих, их организованности и сплоченности буржуазия уже не могла действовать прежними методами, и ей приходилось искать новые пути. Тем не менее реакция не собиралась сдавать свои позиции. На выступления трудящихся она отвечала новыми антирабочими законами, локаутами, убийствами вожаков трудового народа, профсоюзных работников, агитаторов и пропагандистов. Когда же и это не помогало, в дело вступали войска, гремели залпы, лилась кровь трудящихся.

Так было, например, летом 1877 года, когда войска регулярной армии жестоко подавили мощную забастовку железнодорожников. Кровопролитные столкновения произошли в Нью-Йорке, Бостоне, Чикаго и других городах. Каратели действовали беспощадно. «О решительности поведения солдат, — писала 21 июля 1877 года газета «Нью-Йорк тайме», — свидетельствует то обстоятельство, что всем убитым пули попали в голову или сердце». За период с 1886 по 1895 год, по официальной статистике, американские войска 328 раз участвовали в разгонах стачек и демонстраций, расстрелах рабочих, беспощадном подавлении тех, кто пытался бороться против гнета капитала и произвола расистов.

В XX столетии использование вооруженных сил в качестве орудия подавления трудящихся еще более усилилось. По подсчетам военного историка Ю. Мэтвина, за период с 1900 по 1960 год американские войска участвовали «более чем в 500 операциях по подавлению бунтов и эксцессов, организованных коммунистическими агитаторами».

Значительная часть таких операций приходится на 1918—1920 годы, когда американская реакция активно участвовала в вооруженной борьбе против молодой Республики Советов в России.

Американский пролетариат, весь трудовой народ США не желал служить реакции в ее борьбе против революционных масс, стремился помочь Советской России. Одним из проявлений этой решимости было движение под лозунгом «Руки прочь от Советской России!». В нем активно участвовали тысячи портовиков, грузчиков, железнодорожников, моряков и других представителей рабочего класса, американского народа. Руководили этой борьбой члены молодой Компартии США.

На многочисленных митингах простые американцы требовали вывода войск интервентов из России п прекращения помощи контрреволюции. В январе — феврале 1919 года произошли крупнейшие забастовки в ряде портов Атлантического и Тихоокеанского побережий США. Докеры Сиэтла (штат Вашингтон) отказались грузить оружие, предназначенное для отправки в Россию. Их поддержали портовики других городов, в частности Нью-Йорка. Всего в забастовке участвовало более 60 тысяч человек. В феврале борьбу портовиков поддержали железнодорожники, сталелитейщики, угольщики. Активные выступления рабочих продолжались в течение всего года. В них приняло участие около 500 тысяч человек. Несмотря на все усилия правительства, предательские действия реакционного руководства профсоюзов во главе с председателем «Американской федерации труда» Гомперсом, трудовой народ Америки грозно напомнил о своей силе.

Огромную роль в мобилизации американских трудящихся на борьбу против реакции, на поддержку Советской России сыграло в тот период знаменитое ленинское «Письмо к американским рабочим», быстро ставшее известным широким массам.

Напуганная размахом рабочего движения, американская реакция приложила все силы для его подавления. Буржуазная пропаганда подняла шумную кампанию по поводу «происков большевиков». В Сиэтл, Кливленд, Чикаго, Питтсбург, Нью-Йорк были введены федеральные войска, которые разгоняли рабочие митинги и демонстрации, срывали забастовки.

Весной 1919 года весь мир был потрясен расстрелом первомайской демонстрации в Кливленде. В августе значительные уличные бои имели место в Чикаго, в сентябре войска пытались силой оружия заставить докеров в Сиэтле грузить оружие для русских белогвардейцев.

Использование войск против народа приобретало в США все больший размах. Жертвами вооруженных расправ стали транспортные рабочие, шахтеры и металлурги в штате Западная Виргиния, в Чикаго и Питтсбурге в 1921—1922 годах, угольщики и железнодорожники Пенсильвании и других штатов в 1927—1928 годах.

Жестокую расправу в июле 1932 года американские войска учинили над участниками «голодного похода» ветеранов первой мировой войны на Вашингтон. Около 25 тысяч безработных — ветеранов войны прибыли в столицу со всех концов страны. Многие шли с женами и детьми, везли на тачках свои нехитрые ПОЖИТКИ — у людей не было не только работы, но и дома. Раскинув на нескольких пустырях и скверах палатки, они расположились лагерем, требуя от правительства выплаты ранее обещанного пособия. В течение нескольких дней ветераны пытались пробиться к зданию конгресса — Капитолию или к Белому дому. Но каждый раз стоявшие там вооруженные армейские части заставляли их поворачивать назад. Командовал этими частями небезызвестный генерал Дуглас Макартур, перенявший недобрую славу своего отца палача Филиппин в 1898 году — генерала А. Макартура и ставший впоследствии начальником штаба армии США.

Поздним вечером 28 июля по его приказу армейские части — пехота, кавалерия, танки окружили лагерь безработных. О том, что произошло далее, рассказывает американский историк и писатель Альберт Кан: «...сначала топкую низину, где были разбиты сотни палаток и шалашей, осветили мощными прожекторами. В их свете вперед двинулась пехота. Солдаты были в касках, с противогазами, винтовками «к бою», штыки примкпуты. Ничего не понимавших, ослепленных людей забрасывали гранатами со слезоточивым газом, их шалаши и палатки разрушали, валили в кучу, поджигали... К полуночи небо над Вашипгтопом осветилось заревом, как будто от большого лесного пожара. Многие ветераны, их жены и дети пострадали от солдатскцх штыков и газа».

Подобная ничем не оправданная жестокость возмутила даже американского обывателя. «Страна была потрясена, — писал буржуазный социолог К. Шрифг- гиссер, — этим жестоким злоупотреблением властью, этим ошибочным, глупым и фашистским по своему характеру проявлением страха в высших сферах».

Правящие круги и высшее военное руководство оценили эту операцию иначе. Генерал Макартур был награжден боевой медалью. Награду получил и его ближайший помощник по расправе с безработными ветеранами — Дуайт Эйзенхауэр, будущий генерал и президент США.

Реакционные круги США и в последующие годы подавляли трудовой народ силой оружия. За период 1936—-1937 годов войска около 40 раз участвовали п разгонах забастовок, митингов и демонстраций трудящихся, в ходе которых было убито 42 человека, а свыше 18 тысяч человек брошено в тюрьмы.

Так продолжалось до самого начала второй мировой войны. В годы этого величайшего военного потрясении положение несколько изменилось. Американские трудящиеся внесли немалый вклад в дело победы над общим врагом — гитлеровской Германией и империалистической Японией. Они стремились своим трудом способствовать успеху антигитлеровской коалиции, облегчить трудности тех стран, которые несли на себе самую тяжелую ношу войны, прежде всего Советского Союза.

Конечно, монополистический капитал стремился и в этих условиях обеспечить прежде всего свои корыстные интересы. Под предлогом военных трудностей он старался как можно больше ограничить права трудового народа, особенно его политические свободы, усилить и без того изнурительную потогонную систему, избавиться от тех, кто защищал права рабочих, не давал предпринимателям творить произвол.

В послевоенный период борьба трудовой Америки против капиталистических эксплуататоров разгорелась с новой силой. В 1946 году размах стачечного движения даже превзошел уровень 1919 года — наиболее грозного в этом отношении за всю историю классовой борьбы в США. В немалой степени росту активности трудящихся способствовало то, что в этот период в их ряды влилось несколько сот тысяч демобилизованных солдат и матросов, которые сразу же после прибытия с фронтов на родину оказались брошенными в лапы предпринимателей, стремившихся в условиях резко возросшего предложения на рынке рабочей силы извлечь из этого максимальную для себя выгоду.

Размах классовых столкновений в США, борьбы между трудом и капиталом не снизился и в последующий период — в 1947—1948 годах в стране было зарегистрировано более 12 тысяч стачек, в которых приняло участие около 9 миллионов человек. Наиболее острые из них имели место в автомобильной, нефтяной, угольной, газовой, энергетической промышленности, на железнодорожном и морском транспорте.

И вновь, как и прежде, напуганная размахом рабочего движения, американская реакция бросила против трудового народа свою главную силу — войска. Опираясь на принятые в эти годы конгрессом антирабочие законы, особенно пресловутый закон Тафта — Хартли, федеральное правительство, губернаторы штатов и местные власти неоднократно вводили в районах массовой стачечной борьбы военное положение, направляли войска против забастовщиков, применяли оружие против тех, кто осмеливался выражать недовольство.

Особенно часто такие расправы чинились в промышленных районах штатов Пенсильвания, Огайо, Индиана, Миннесота. В 1946 году, по данным, приведенным в книге А. Ярмолинского «Военная организация США», наиболее жестокие расправы имели место в городах Джексон и Декатур (штат Миссисипи), в ряде рабочих поселков в штате Индиана. В следующем году войска расправлялись с забастовщиками и пикетчиками в угольных районах штата Теннесси, с нефтяниками в Техасе. В 1947 году войска разгоняли демонстрации рабочих в Аризоне, Айове, Флориде и других штатах. В печати сообщалось, например, что при разгоне забастовки на оптическом заводе в городе Дейтоне (штат Огайо) против рабочих были брошены не только пехотные подразделения, но и танки. Войска вели пулемет-ный огонь, применяли слезоточивые газы. Столь же жестоко солдаты расправились с рабочими в городе Саут-Сент-Поле и в ряде других мест.

Весной 1948 года федеральные войска помогали полиции и частям национальной гвардии подавлять массовые выступления демократических сил против введения пресловутого «Акта о контроле над подрывной деятельностью». Он был направлен против прогрессивных сил Америки, в первую очередь против Коммунистической партии США, открыто провозглашая начало «охоты за ведьмами». Особенно ожесточенное столкновение произошло 1 мая того года в самом центре Нью-Йорка, на площади Юнион-сквер, где на митинг в защиту честных сынов американского народа, отданных под суд за свои убеждения, собралось более 50 тысяч человек.

Эти годы стали одним из самых мрачных периодов в истории Америки. Реакция свирепствовала. Но, несмотря па это, борьба прогрессивных сил не прекращалась. Против «бунтовщиков» продолжали направлять войска.

Весной 1949 года вооруженной силой была сорвана массовая забастовка горняков. В июле и декабре 1950 года, а затем в феврале 1951 года армейские части направлялись в различные города и поселки для усмирения железнодорожников, объявлявших массовые стачки протеста против произвола предпринимателей. Подобные же случаи имели место в штатах Мичиган, Миссури, Огайо в 1952 году, в Алабаме, Миссури и Южной Дакоте в 1953 году, во Флориде, Теннесси и Кентукки в 1954 году.

В октябре 1955 года произошел очередной конфликт между рабочими и предпринимателями на крупных металлургических заводах в городе Ньюкасл (штат Индиана). Конфликт вылился в забастовку. Рабочие заняли предприятие, создали свои органы руководства, организовали общественное питание, охрану. Хозяева подняли крик о «происках красных» и потребовали от губернатора штата «защитить их права». Губернатор вызвал воинские части. В Ньюкасл и близлежащие поселки были введены пехотные подразделения и танки. Они попытались захватить заводы, а когда рабочие оказали сопротивление, открыли по ним огонь.

Столь же беспощадно расправились войска с участниками забастовки портовиков в Нью-Йорке, текстильщиков в ряде городов Северной Каролины, угольщиков в Кентукки, рабочих мясобоен в городе Альберт- Ли (штат Миннесота).

Еще больше подобных раснрав было совершено в 60-е годы. В 1962 году произошли серьезные столкновения забастовщиков с солдатами в нескольких поселках угольщиков в штате Кентукки. Газета «Нью- Йорк тайме» писала по этому поводу, что в «некоторых поселках обстановка напоминала гражданскую войну». В поселке Хааард, например, против рабочих были направлены танки и бронемашины.

В 1964 году, когда но стране прокатилась мощная волна забастовок в металлургической промышленности, федеральное правительство и власти штатов Мичиган, Висконсин, Индиана и других несколько раз направляли войска против трудящихся. Признавая подобное положение, военный журнал «Милитери ревью» писал в то время: «В последние годы резко возрастает количество случаев, когда для подавления внутренних беспорядков и бунтов приходится применять войска. Очевидно, что подобное положение сохранится и в будущем». В августе 1966 года бывший тогда министром обороны Р. Макнамара в одном из своих выступлений сообщил, что «за последнее время губернаторы штатов не менее 55 раз вызывали войска, чтобы ликвидировать ситуацию, с которой не смогла справиться полиция».

Но данным американского журнала «Юнайтед Стейтс ныос энд Уорлд рипорт», в течение 1965— 1967 годов в США имело место около 100 крупных выступлений трудящихся, которые подавлялись с помощью вооруженных сил. В ходе их было убито (только ио официальным, безусловно заниженным, данным) 130 человек, свыше 3600 человек получили ранения и увечья.

Американский народ все чаще и чаще выступал ие только против гнета монополии, роста дороговизны й налогов, но и против внешнеполитического курса реакционных кругов, гонки вооружений, использования вооруженных сил США в агрессивных действиях против других стран. Все более широкий размах приобретала борьба против вьетнамской авантюры Пентагона.

В октябре 1967 года, например, через всю страну прошли участники мощного антивоенного похода, известного как «факел мира». В Вашингтоне их встретили заранее подтянутые войска. Из гарнизона Форт- Брэгг в столицу были спешно переброшены части 82-й воздушно-десантной дивизии, из Форт-Худ (штат Техас) два батальона военной полиции, усиленные ротой бронеавтомобилей. Из других мест прибыли части национальной гвардии. Общая численность войск, стянутых в Вашингтон, превышала 10 тысяч человек.

21 октября, когда около 100 тысяч демонстрантов со-брались у здания Пентагона для проведения антивоенного митинга, войска двинулись на них. Солдаты бросали в толпу гранаты со слезоточивым газом, избивали людей «штурмовыми дубинками» и прикладами, упавших топтали ногами. На следующий день, по свидетельству очевидцев, на ступенях Пентагона и на асфальте все еще были видны следы крови. 450 человек было арестовано.

Крупнейшими антивоенными выступлениями отмечены 1969—1971 годы. Грандиозная демонстрация народного протеста против вьетнамской авантюры состоялась в американской столице в апреле 1969 года. По улицам города прошло около 800 тысяч человек, прибывших из разных мест страны. В рядах демонстрантов были и ветераны вьетнамской войны. Массовые митинги состоялись у монумента Джорджа Вашингтона, на ступенях резиденции конгресса — Капитолия.

Для борьбы с народными массами в Вашингтон было переброшено более 12 тысяч солдат и офицеров сухопутных войск и морской пехоты, 2200 национальных гвардейцев. В столкновениях с войсками было ранено свыше 100 человек, несколько сот демонстрантов брошены в тюрьмы и лагеря.

Не менее мощные антивоенные демонстрации состоялись в Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, Сан-Франциско, Чикаго, Сиэтле и многих других американских городах. И везде против простых людей власти бросали вооруженных солдат.

Надолго запомнит Америка антивоенные массовые «марши протеста» весной и летом 1971 года. В Вашингтоне в апреле и мае в этих демонстрациях участвовало более 200 тысяч человек. Около 500 тысяч демонстрантов вышло на улицы Сан-Франциско. Среди них были ветераны войны, участники подпольных антивоенных групп, действовавших в армии и на флоте.

В эти дни Вашингтон походил на осажденный город. Повсюду стояли армейские караулы и патрули, с воем мчались машины «скорой помощи» и пожарники. В городе было арестовано 13 тысяч человек, в том числе 200 ветеранов.

Это антивоенное движение в США тесно переплеталось с борьбой негритянского народа Америки за свои демократические права, против расовой дискриминации и расистского террора. Американские вооруженные силы защищали расистов с такой же беспощадностью к их противникам, с какой они воевали против забастовщиков и пикетчиков, участников демонстраций против вьетнамской агрессии, борцов за мир и демократию.

В августе 1965 года вся Америка была потрясена вооруженной расправой, учиненной армейскими частями над жителями негритянского квартала Уоттс в Лос- Анджелесе. Этот район представляет собой настоящее «гетто» для тех, кого в США расисты презрительно именуют «цветными» — негров, мексиканцев, пуэрториканцев, индейцев. Уоттс находится в одном из самых крупных и самых богатых американских городов. Здесь многие кварталы заселены миллионерами п кинозвездами, застроены роскошнейшими виллами п многоэтажными небоскребами. Но в квартале Уоттс во многих домах нет даже водопровода и канализации. Трущобы негритянского «гетто» пропитаны зловонием, дворы завалены мусором и нечистотами. Но больше грязи жителей этого квартала возмущает полнейшее равнодушие к их нуждам со стороны «отцов города», политическое бесправие, коррупция местных властей, произвол полиции.

Не в силах терпеть все это, жители Уоттса 10 августа 1965 года организовали мирную демонстрацию, рассчитанную только на то, чтобы привлечь внимание городских «боссов» к нуждам района. В рядах демонстрации шли не только негры, но и белые. Здесь были женщины и дети, люди различного социального положения и различных политических взглядов. На границе квартала демонстрацию встретил отряд моторизованной полиции. Командовал полицейскими капитан Паркер. Он хладнокровно выждал, когда колонна ничего не подозревавших людей приблизилась к полицейской цепи, а затем скомандовал, не выпуская сигареты из зубов: «Огонь по этим обезьянам!»

Так в Уоттсе пролилась первая кровь. Всю ночь в «гетто» было тревожно. А утром сюда ввели части национальной гвардии, вслед за которыми в Уоттс прибыли регулярные войска — подразделения армии и морской пехоты. Против безоружных людей были брошены не только стрелковые части, но и танки и артиллерия. Как впоследствии сообщил Пентагон, в Уоттс вошло более семи тысяч солдат и офицеров.

Войска сразу же начали операцию против «бунтовщиков». Прочесывались улицы, производились повальные обыски в домах, устраивались массовые облавы на «подозрительных лиц». Жители Уоттса оказали сопротивление карателям. Они не чувствовали себя ни в чем виновными и были возмущены произволом солдат. Войска ответили вооруженным насилием. Было убито 36 человек, свыше тысячи ранено и более 3 тысяч арестовано.

4 апреля 1968 года американские расисты убили известного лидера негров, борца за их равноправие Мартина Лютера Кинга. На следующий день после убийства в Нью-Йорке, Балтиморе, Чикаго, Детройте, Вашингтоне и в других городах на улицы вышло несколько сот тысяч возмущенных людей. И не только негров. Преступление расистов вызвало гнев и протест в самых широких кругах общественности. Большинство выступлений, митингов, демонстраций не выходило за обычные рамки. Но в некоторых местах дело дошло до столкновений с полицией. Вспыхнули пожары, по-явились баррикады. Правительство и командование вооруженных сил немедленно направило в «опасные районы» воинские части.

Особенно напряженное положение сложилось в Чикаго и Вашингтоне. К 7 апреля сюда было переброшено 32 тысячи солдат, подтянуты механизированные и бронетанковые части. Белый дом, Капитолий и Пентагон оцепили вооруженными армейскими патрулями, на перекрестках стояли танки и бронетранспортеры.

Первые выстрелы п Вашингтоне раздались 7 апреля и 16 часов по местному времени. К вечеру перестрелка шла уже во многих районах. Одновременно стало известно о расстреле «бунтовщиков» в Балтиморе, подавлении военной силой расовых «бунтов» в Питтсбурге, ряде городов и рабочих поселков в штатах Калифорния, Арканзас, Аризона, Виргиния, Джорджия, Северная Каролина и Южная Каролина и других. В течение нескольких дней сохранялось тяжелое положение в Вашингтоне. Дымились руины в негритянских «гетто» Нью-Йорка, Чикаго, Детройта. «В Чикаго, — писали в те дни газеты, — разгорелось настоящее восстание. Вооруженные солдаты в касках патрулируют сожженные и взорванные кварталы; по пустынным, словно вымершим, улицам проносятся армейские броневики, пожарные машины, кареты «скорой помощи».

Вооруженные выступления армии и флота в борьбе против негритянского народа, всех противников расизма и расовой дискриминации в США имели место и в последующее время. Реакционные круги требовали беспощадных мер к борцам за демократические права, дальнейшего усиления репрессий. Сенатор-расист Джон Макклелан, например, призывал конгресс «дать право войскам расстреливать бунтовщиков прямо на месте, без суда и следствия». Призывы подобного рода раздавались со страниц части буржуазной прессы, по радио и телевидению. Ультраправые и некоторые реакционные профсоюзные лидеры, генералы и адмиралы военного ведомства вновь раздули кампанию клеветы по поводу «происков коммунистов» в Америке, твердили о «подстрекательстве и разжигании расовых конфликтов подрывными элементами».

Нет нужды говорить о полнейшей несостоятельности подобных заявлений. Даже министр юстиции США Н. Катценбах был вынужден в то время признать, что «причиной бунтов является не агитация и подстрекательство со стороны коммунистов, черных националистов пли каких-то террористов, а плохие условия жизни, бедность и болезни, безработица и бесперспективность, угнетающие в первую очередь негритянское население Америки». По словам министра, в США имеются десятки городов и целые районы, где в любой момент могут вспыхнуть «новые бунты, для этого достаточно лишь небольшой искры».

В 70-е годы наблюдалось дальнейшее усиление борьбы трудового народа США против капитала. В немалой степени повышению политической активности американских трудящихся, национальных меньшинств, всех прогрессивных сил способствовало ослабление международной напряженности. Простые люди США, поддерживая позитивные перемены, в то же время хотели, чтобы правящие круги изменили в какой- то мере и свой внутриполитический курс, пошли бы на уступки трудовому народу. А это действительно необходимо. В США сохраняется массовая безработица, непрерывно растут цены, особенно на потребительские товары, жилье, медицинское обслуживание, увеличиваются налоги, резко снизился жизненный уровень рабочих и фермеров. Национальным бедствием в США стали массовая уголовная преступность, алкоголизм и наркомания, особенно среди молодежи. Власти, на словах выступая против всего этого ела, на деле не принимают никаких действенных мер. В то же время ежегодные военные ассигнования продолжают расти.

Народные массы, вся прогрессивная общественность пе желают мириться с подобным положением. Вновь и вновь в американских городах, университетских кэмпингах, у проволочных заборов военных баз и полигонов вспыхивают митинги и демонстрации, слышатся гневные голоса протеста, принимаются возмущенные резолюции и петиции к властям. И хотя значительная часть этих выступлений носит буржуазно-либеральный характер, а в резолюциях подчас больше пацифизма, нежели решимости к борьбе, реакционные силы крайне обеспокоены подобным положением и принимают драконовские меры, чтобы подавить протест в самом зародыше.

Небольшой городок Кент находится в штате Огайо. Здесь расположен университет, в котором учится около 20 тысяч юношей и девушек. По традиции большинство студентов Кентского университета всегда активно поддерживают те силы в США, которые осуждают агрессивные действия реакционных кругов, требуют демократических преобразований в стране.

В начале апреля 1970 года обстановка в университете обострилась. Активные группы студентов организовали несколько антивоенных выступлений, установили контакты с другими учебными заведениями, профсоюзными центрами, молодежными организациями как у себя в городе, так и за его пределами. Обеспокоенные этим, власти штата Огайо ввели на территорию университетского городка сперва части национальной гвардии, а затем и несколько подразделений из местной школы подготовки офицеров резерва. Солдаты получили боевые патроны, химические гранаты и мины.

Узнав о подобных действиях властей, студепты организовали массовую демонстрацию протеста. Двинувшиеся в сторону городского муниципалитета студенты были встречены цепями вооруженных солдат. Воинские подразделения развернулись так, как положено по наставлению о «подавлении беспорядков»: первая шеренга «на колено», вторая — за ней, винтовки «к бою». Кто-то из студентов стал крпчать солдатам, чтобы они ушли, не вмешивались в их дела. 18-летняя Элисон Краус размахивала над головой косынкой, ее подруга — Сендп Шенер запела антивоенную песню американской молодежи. Грянул залп, за ним второй. Когда стрельба прекратилась, на асфальте остались лежать четверо убитых студентов — две девушки и двое юношей. Несколько человек было ранено.

Так же расправились войска с молодежью в городах Джексон (штат Миссисипи), Лоренс (штат Канзас), Огаста (штат Джорджия) и других.

Вооруженные силы используются не только в роли карателей, для разгонов забастовок и демонстраций, но и в роли штрейкбрехеров при проведении локаутов. За годы своей истории американская армия сотни раз выполняла грязную роль «скэба», как называют штрейкбрехеров в США, помогала срывать крупнейшие забастовки портовиков, железнодорожников, угольщиков, сталелитейщиков, душить трудовой народ петлей голода и нищеты.

В середине марта 1970 года в США произошла крупнейшая забастовка почтовых работников. Начавшись в Нью-Йорке, она распространилась по всей стране. На эту крайнюю меру рабочих и служащих почтового ведомства толкнула необходимость. Даже буржуазная пресса признавала, что это была «забастовка отчаяния».

Правительство потребовало немедленно приступить к работе. Федеральный суд пригрозил расправой. Но забастовщики, отчаявшись иным путем добиться удовлетворения своих справедливых требований, отказались подчиниться. Почтовиков поддержали многие профсоюзы. Положение становилось все более напряженным. В Пентагоне решили провести штрейкбрехерскую операцию — занять почтамты и почтовые отделения военнослужащими и заставить рабочих и служащих вернуться на свои места под угрозой локаута. Армейские автоколонны, прорвав пикеты забастовщиков, въехали на территорию главного почтамта Нью- Йорка и ряда районных почтовых отделений.

Такая же операция была проведена и в других городах. Тысячи солдат заняли служебные помещения, вооруженные патрули разгоняли пикеты забастовщиков, на армейских грузовиках развозилась почта. Забастовка была сорвана. Американская печать в тот период отмечала, что, если бы почтовые служащие добились победы, их примеру последовали бы служащие других государственных учреждений, которым законы США запрещают бастовать. На грани всеобщей забастовки были рабочие и служащие аэропортов, а также железнодорожники. Назревали серьезные конфликты между рабочими и предпринимателями в автомобильной промышленности и других отраслях производства. Срыв вооруженными силами забастовки почтовиков в определенной мере оказался и на всем процессе народной борьбы. Правительство отказалось выполнить даже свои прежние обещания. Правда, решение это коснулось не всех американцев. В те дни стало известно о значительном повышении денежного содержания членам конгресса США и Верховного суда.

Использование военнослужащих в роли штрейкбрехеров— частое явление в США. Так было, например, в декабре 1972 года, когда во время большой забастовки портовиков и докеров в Нью-Йорке военнослужащих производили все погрузочно-разгрузочные работы на стоявших здесь судах и вывозили грузы из порта. Подобная же ситуация сложилась во время массовой стачки железнодорожников в западных штатах весной 1973 года, портовых рабочих в Сиэтле, Портленде, Сан- Франциско.

Широко используются вооруженные силы США и в борьбе с трудовым народом в зависимых странах, особенно в тех, где находятся американские военные базы, дислоцируются воинские части, корабли и авиация Пентагона. Например, в Японии, Южной Корее, в зоне Панамского канала, в ряде стран Латинской Америки.

...В лесисто-болотистой местности в зоне Панамского канала расположен один из центров американской армии — гарнизон Форт-Гулик. Официально он был сформирован в начале 50-х годов для того, чтобы обучать американских военнослужащих приемам и тактике боевых операций в джунглях. В действительности же Форт-Гулик с самого начала действовал в качестве главного учебного центра вооруженных сил США по подготовке войск для участия в карательных мероприятиях против народных масс как в своей стране, так и за ее пределами, особенно в странах Азии, Африки и Латинской Америки. Вместе с американскими военнослужащими здесь проходят соответствующую подготовку офицеры ряда марионеточных армий, каратели из стран, где у власти стоят антинародные режимы, сохраняющие свои позиции лишь с помощью американских штыков, займов и поставок. «Основная задача обучения военнослужащих в Форт-Гулик, — писал журнал «Юнайтед Стейтс ньюс энд Уорлд рипорт», — состоит в подготовке их к проведению операций по подавлению мятежей, организуемых коммунистами». Иными словами, главная задача подготовки — карательные действия против трудящихся, расправы с демократическими, народно-освободительными силами, со всеми, кто выступает за свободу страны.








Форт-Гулик, разумеется, далеко не единственная школа, где готовятся кадры карателей. С 1962 года там же, в зоне Панамского канала, действует подчиненная Пентагону так называемая «межамериканская полицейская академия» — особый учебный центр по подготовке специалистов по выслеживанию и поимке руководителей патриотического подполья в латиноамериканских и других странах, по борьбе с партизанскими силами. Мексиканский журнал «Сигло вейнте» назвал эту академию «пистолетом, приставленным к груди национально-освободительного движения в Латинской Америке».

Еще два учебных заведения такого рода действуют непосредственно на территории США — в армейских гарнизонах Форт-Шерман и Форт-Макнейр (неподалеку от Вашингтона). В первом из них, в частности, готовят специалистов по подавлению выступлений крестьянских масс. Обучение проводится на базе 82-й воздушно-десантной дивизии армии США. Это соединение выделяет и весь преподавательский и инструкторский состав.

В этой связи небезынтересно отметить, что, как при-знавала та же «Нью-Йорк тайме», более 170 выпускников школы в Форт-Гулик и других таких же учебных заведений впоследствии стали главами или членами военных хунт, захвативших власть в различных странах Латинской Америки. Некоторые из них занимают высшие командные посты в армиях государств, зависимых от Вашингтона, возглавляют в них разведку и контрразведку.

К боевым действиям против непокорного населения готовятся не только специально выделенные соединения и части, но и весь личный состав армии и морской пехоты. С начала 1968 года, по сообщению журнала «Арии дайджест», в программе обучения сухопутных войск действует «курс подготовки к операциям в период гражданских беспорядков и подавления бунтов.

За последние годы на вооружение армии и морской пехоты поступили новые виды оружия и боевой техники, предназначенной специально для подобного применения. Сюда входят «противобунтовщические карабины» и боеприпасы к ним (включая резиновые пули), мощные духовые винтовки, пистолеты и автоматы ближнего боя, пеногонные пушки, различное инженерное оборудование.

В одном из научно-исследовательских институтов министерства обороны США функционирует специальная лаборатория, занимающаяся проблемой создания боевой техники, применяемой при подавлении бунтов. «Мы должны, — писал на страницах журнала «Юнайтед Стейтс нъгос энд Уорлд ряпорт» один из руководителей этого института, — шире разрабатывать новейшие технические достижения для борьбы с бунтовщиками и использовать их при любой практической необходимости, иначе в скором времени армия окажется перед лицом самых серьезных трудностей».

В борьбе с бунтовщиками применяются и химические средства. «До недавнего времени, — пиеал в изданном Пентагоном учебном пособии для войск «Разгон толпы и борьба с бунтовщиками» полковник Р. Эиплгвйт, — гражданские беспорядки в нашей стране подавлялись только с применением стрелкового оружия. Сегодня на помощь пришли химические средства. Они позволяют войскам быстро и эффективно, не нанося ущерба имуществу, парализовать действия бунтующей толпы. Правда, сейчас иногда раздаются голоса, протестующие против применения химических средств во время подавления беспорядков, возникающих на вочве трудовых конфликтов и расовых трений. Но на это следует ответить так: бунт есть бунт, и для его подавления нужно действовать самым решительным образом».

Считая химические средства «весьма перспективным» оружием как для расправ со своим трудовым народом, так и для использования в боевых условиях, Пентагон уделяет большое внимание его разработке. Создаются новые ядовитые газы, другие виды химического оружия различного воздействия, равно как и боевой техники для их применения. В американской печати, например, сообщалось о принятии на вооружение для «борьбы с бунтовщиками» нового слезоточивого газа «Мейс». Как указывается в руководстве по его применению, сжиженный газ «Мейс», выпускаемый в небольших баллонах, следует разбрызгивать через специальные устройства людям прямо в лицо. В этом случае человек выводится из строя минимум на 15 минут. Кошяентируя это сообщение, еженедельник «Юнайтед Стейтс ньюс энд Уорлдрипорт» замечает, что в подобном случае для жертвы создается большая опасность полной потери зрения. Пентагон принял на вооружение сухопутных войск несколько образцов газовых минометов и ракетниц. В частности, ранцевый миномет Е-8, заряжаемый одновременно 64 минами. «С помощью одного залпа из такого миномета, — рекламирует свою продукцию специальная лаборатория Эджвудского военного арсенала, — можно ЛИШИТЬ мобильности толпу в 10—12 тысяч человек».

Усиленно готовя свои войска к новым операциям против трудового народа, американское военное руководство обращает особое внимание на то, чтобы привить солдатам определенный психологический иммунитет. Другими словами, сделать их невосприимчивыми к тем настроениям, которыми охвачены трудовые массы Америки, простые люди в зависимых от США странах. Пентагон старается обеспечить надежность того, что солдаты, действуя против своих же братьев — трудящихся, не подпадут под их влияние, выполнят свою антинародную миссию. При этом особое беспокойство у правящих кругов Америки вызывают хотя и немногочисленные, но все же имевшие за последние годы случаи, когда отдельные военнослужащие отказывались участвовать в карательных операциях, не верили в домыслы реакции об «антиамериканском характере» выступлений людей против нищеты и бесправия в защиту мира и прогресса. Не ограничиваясь беспощадными карательными мерами в отношении военнослужащих, проявляющих «политическое инакомыслие»,

Пентагон развернул особо широкую кампанию по усилению морально-психологической обработки личного состава вооруженных сил. Особо активно для этих целей используется, как и прежде, жупел «красной опасности», насквозь лживый тезис о «коммунистическом проникновении», «руке Москвы» и т. п. В американской печати, особенно военной, без конца публикуются всевозможные «утки» о «вездесущих советских агентах», вербующих «простодушных недотоя», о таинственных «красных подводных лодках», которые якобы доставляют «подрывным элементам» в США «секретные директивы Кремля», снабжают их деньгами, оружием. Спекулируя на подобных домыслах, реакция протаскивает антинародное законодательство, усиливает «охоту за ведьмами», пытается уверить обывателя, в том числе и одетого в солдатский мундир, что растущие год от года конфликты в американском обществе, столкновения на расовой почве, антивоенное движение и другие выступления народных масс «инспирируются международным коммунизмом», «импортируются из-за границы». А по сему, мол, не надо останавливаться ни перед какими мерами для их подавления, нечего жалеть «красных бунтовщиков» и «коммунистических саботажников». Подобное воздействие на личный состав армии и флота США в известной мере облегчается тем, что большинство американских военнослужащих, хотя и рекрутируется из трудовых слоев населения, на длительный срок отрывается от своего класса и развращается системой подкупа. Беспощадно подавляя военнослужащего всей армейской карательной системой, Пентагон превращает его в бессловесного профессионального наемника. Вооруженные силы США, как и любая империалистическая армия, — это антинародное карательное войско, злейший враг трудящихся, опасное орудие агрессии и разбоя.

В последние годы на Западе с особой силой идет широкая пропагандистская кампания под лицемерным лозунгом борьбы в защиту прав человека в Советском Союзе и других странах социализма. В ход идут самые дикие домыслы о якобы имеющих место гонениях на инакомыслящих, преследованиях национальных меньшинств, подавлении простых людей и т. п. Эпицентром этой насквозь лживой пропаганды является Вашингтон, его органы общественной информации и «психологической войны», в первую очередь Управление международных связей (УМС), специализирующееся на антикоммунистической, антисоветской пропаганде. Какими же фарисеями должны быть беспардонные политиканы из Вашингтона и их подручные, чтобы говорить о защите прав человека в чужих странах в то самое время, когда в США войска расстреливают негров, индейцев и других «цветных» только за то, что они требуют элементарных человеческих прав, записанных в американской конституции! Или сетовать по поводу какого-то «гонения на инакомыслящих» в Советском Союзе в то самое время, когда, по словам бывшего официального представителя США в ООН Янга, в Америке имеется большое количество людей, брошенных за решетку за свои политические взгляды, антимилитаристские выступления, несогласие с политикой правящих кругов!

Широкое использование вооруженных сил США, как и всех других орудий антинародного буржуазного государства, против трудового народа наглядно подтверждает историческую правдивость положения о том, что за ширмой буржуазной демократии всегда скрывается самая бесчеловечная система беспощадного подавления подлинной свободы.

Т.К.Белащенко, США: 200 лет — 200 войн. М., 1982


2006-2013 "История США в документах"