отзывы о триколор тв от пользователей.

Отчаянные и очень красивые

Александр Александров,
фото Алексея Дрожжина и Алексея Мухина

АНАЛИЗ РЕЗОНАНСНЫХ СЛУЧАЕВ ПРЕСЛОВУТОЙ ДЕДОВЩИНЫ в Вооруженных Силах свидетельствует не только о недоработках и ошибках в деятельности командиров, но и о том, что если и был психолог в части, где были зафиксированы случаи неуставных отношений, то он был плохо подготовлен, поскольку не смог сделать главного - предотвратить конфликт.

Они свой выбор сделали

Действительно, сегодня в Вооруженных Силах не хватает высоко квалифицированных военных психологов-конфликтологов. И вопрос этот, как говорится, федерального значения. Несомненно, что ответить на него поможет опыт, полученный в ходе эксперимента, проводимого сейчас в рамках Федеральной целевой программы «Реформирование системы военного образования в Российской Федерации на период до 2010 года». Эксперимент предполагает подготовку в 2005-2008 гг. на базе Московского городского психолого-педагогического университета (МГППУ) военных психологов.

Двадцать пять отчаянных (и очень красивых) девушек свой выбор уже сделали. Каждая из них – «и красавица, и отличница, и спортсменка», как говаривали в известном фильме, и объяснить их выбор простым желанием выйти замуж за бравых офицеров было бы не справедливо. Скажем прямо, мужики-офицеры, не все из нас этого и достойны.

Пожалуй, главное в их выборе, что для их будущей профессиональной деятельности в Вооруженных Силах – непаханое поле. Пока они только учатся предупреждать и разрешать конфликты в армии, но уже само появление красавиц в воинских частях, по признанию многих командиров, весьма облагораживает и смягчает отношения между солдатами и офицерами: никому не хочется предстать хамами, сквернословами и солдафонами…

Курс молодого бойца

У истоков проводимого сегодня эксперимента стоял Юрий Михайлович Забродин, проректор по научной работе Московского государственного психолого-педагогического университета, заведующий кафедрой «Организационная и экономическая психология». Ему слово.

Из досье «РВО». Забродин Юрий Михайлович родился 26 октября 1940 г. в г. Ленинграде (ныне – г. Санкт-Петербург). В 1963 г. окончил Ленинградский электротехнический институт связи имени В.А. Бонч-Бруевича, а в 1969-м – очную аспирантуру факультета психологии Ленинградского государственного университета. Занимался научной и преподавательской работой, в том числе за рубежом. Читал лекции в Гарвардском, Колумбийском, Калифорнийском и Стен-фордском университетах США, Парижском и Берлинском университетах, университетах Осло, Хельсинки и Пекина. Доктор психологических наук, профессор. Награжден орденом «Знак Почета», многими медалями и почетными знаками «Отличник просвещения СССР», «Отличник высшей школы СССР». В настоящее время – проректор по научной работе Московского государственного психолого-педагогического университета, заведующий кафедрой «Организационная и экономическая психология».

– Идея подготовки такого рода специалистов на базе гражданских высших учебных заведений (вуз) возникла еще в 2001-2002 гг., – говорит Юрий Михайлович. – Тогда перед нами была поставлена непростая задача: необходимо было создать направления подготовки, позволяющие готовить высококвалифицированных специалистов для работы в силовых структурах, в том числе и в условиях чрезвычайных ситуаций, а самое важное, такие специалисты должны обладать при этом основательной специальной подготовкой – психологической.

Первое из этих направлений предусматривало «управление в чрезвычайных ситуациях», то есть фактически обучение людей, способных решать управленческие задачи в экстремальных условиях. Второе направление связано с реализацией проекта по подготовке на базе нашего вуза военных психологов.

Тендер на право реализации, назовем модным ныне словом, инновационного во всех отношениях проекта выиграл Московский государственный психолого-педагогический университет. И не только потому, что смог предложить лучшую программу подготовки специалистов для службы в Вооруженных Силах. Дело еще и в том, что в стенах этого учебного заведения традиционно дают студентам не только основательные классические знания психологической науки, но и готовят их, прежде всего, как практических психологов. А это именно то, в чем сегодня особенно нуждаются силовые, в том числе армейские и флотские структуры.

Причем готовят сегодня специалистов для армии не на военной кафедре, а вне ее, в рамках отделения военных психологов. Организаторы эксперимента, в числе которых и Министерство обороны, надеются, что такой опыт положит начало подготовке военных психологов на базе других гражданских вузов.

Все дороги ведут в МГППУ

Нет, вы скажите, почему 25 без преувеличения талантливых и красивых девушек так стремились в этот вуз? Другими словами: почему их выбор пал именно на Московский городской психолого-педагогический университет? Объяснение тому есть: в Москве за годы работы городского психолого-педагогического университета возникло особое отношение к психологии и психологам, а в последнее время – и к военным.

Организованный в 1997 году, Московский городской психолого-педагогический институт в 2002-м успешно прошел аккредитацию Министерства образования РФ, по результатам которой ему был присвоен статус университета и выдано соответствующее свидетельство об аккредитации. Сегодня это учебное заведение располагает четырьмя учебными корпусами, общая площадь которых составляет более 23 тыс. кв. м.

В университете прочно укоренились традиции отечественной психологической науки, он создан с опорой на старейший в Москве Психологический институт Российской академии образования, основанный в начале прошлого века выдающимся российским психологом профессором Г. Челпановым. В настоящее время МГППУ и Психологический институт РАО действуют как единый научно-образовательный комплекс «Психология», благодаря чему образование в университете строится на основе интеграции с фундаментальной наукой.
Профессорско-преподавательский состав университета насчитывает 380 человек, среди них 74 доктора наук и 219 кандидатов наук, действительные члены и члены-корреспонденты РАН и РАО (семь человек), лауреаты премии Президента РФ и премии Правительства РФ в области образования.

Уникальность университета – и в наличии пяти профильных психологических факультетов: психология образования, психологическое консультирование, социальная психология, специальная психология, юридическая психология. Кроме того, студенты учатся на факультетах социальной педагогики, информационных технологий, иностранных языков, управления в чрезвычайных ситуациях, повышения квалификации.

Работает аспирантура, на базе которой осуществляется подготовка по четырем научным специальностям. В настоящее время в МГППУ обучается чуть менее 6 тыс. студентов.
На базе университета создана Городская фундаментальная психологическая библиотека, фонды которой составляют более 150 тыс. единиц учебной и научной литературы. Университет активно сотрудничает с зарубежными научными центрами. Целями этого взаимодействия являются совершенствование образовательного процесса, повышение качества подготовки специалистов, а также проведение совместных научных исследований. Среди иностранных партнеров – Висконсинский университет (Мэдисон, США), факультет образования университета Монтклер (Нью-Джерси, США), университет «Париж-8» (Сорбонна, Франция), ассоциация психологических вузов и академических институтов академии наук Китая, университеты Японии, Италии, а также славянские университеты ближнего зарубежья. В 2005 году университет заключил меморандум о взаимопонимании с университетом Хьюстон (США), а также соглашение о сотрудничестве со столичным педагогическим университетом Пекина (Китай).

И что немаловажно, совсем недавно Московский государственный психолого-педагогический университет вошел в число вузов – победителей конкурсного отбора образовательных учреждений высшего профессионального образования, внедряющих инновационные образовательные программы.

Все должно быть уравновешенно

Учебная программа, разработанная для подготовки военных психологов, заслуживает отдельного упоминания.

Помимо классической, фундаментальной психологии студенты изучают закономерности и механизмы функционирования психики человека, обусловленные его включенностью в воинскую деятельность, психологию личности воина, боя и войны, а также психологию управления боем, военную конфликтологию, психологию боевого дежурства, военную психотерапию, морально-психологическое обеспечение воинской деятельности и др.

Экспериментальная группа формируется на базе третьего курса из студентов, заинтересованных в обучении по специальности и дальнейшем прохождении службы в Вооруженных Силах по контракту.

Военная подготовка организуется методом «военного дня» – один день в неделю. Обучение проводится в аудиториях Московского высшего военного командного училища (военного института), оснащенных образцами современного вооружения и военной техники, средствами измерений, стендами и тренажерами, с использованием средств вычислительной техники, телевидения, видео и других технических средств обучения.

В рамках эксперимента предусматривается изучение общевоинских уставов ВС РФ, строевой и огневой подготовки, военной топографии, основ безопасности государства и права Российской Федерации, теории и практики воспитания личного состава, тактики Сухопутных войск, химической и биологической защиты, морально-психологического обеспечения деятельности войск (сил).

Будущий военный психолог должен быть прежде всего глубоко и всесторонне образованным человеком. Но при этом он обязан знать не только свой предмет – практическую психологию, но и военную специфику, особенности организации армейского уклада жизни. Словом, он призван свободно входить в эту жизнь, быстро адаптироваться в ней, чтобы помогать другим. Другими словами: все должно быть уравновешенно…

В эксперименте – только девушки

Девушки составляют 90% студентов Московского государственного психолого-педагогического университета. А на специализации «военная психология» – только они. Как раз этот факт не раз заставлял усомниться в успехе затеянной новации. Действительно, смогут ли девушки стать настоящими кадровыми офицерами? Отвечая на этот вопрос, организаторы эксперимента следовали железной логике и ссылались на опыт зарубежных армий. Например, в армиях Израиля и США 90 из 100 военных психологов – представительницы слабого пола. И еще. Доказано временем и практикой: одно только присутствие женщины (психолога) сглаживает многие негативные процессы, протекающие внутри воинского коллектива, включая и неуставные отношения.

Минобороны также занимает заинтересованную позицию. Во-первых, как мы уже упоминали, – грамотных военных психологов сегодня действительно не хватает, а во-вторых, обучение на базе гражданского вуза – не что иное, как разумная экономия денежных средств на подготовку специалистов для армии.

Отрадно, что Минобороны постаралось сделать все зависящее для повышения привлекательности обучения. Так, студентам – участникам эксперимента выплачивается ежемесячная надбавка к стипендии: в первый год обучения – 300 рублей, во второй – 600 рублей и на завершающем курсе обучения – 900 рублей. Предусмотрена и ежемесячная компенсация транспортных расходов – 300 рублей. Кроме того, после окончания обучения и заключения контракта с Вооруженными Силами РФ выпускникам гарантируются: присвоение очередных воинских званий, право на жилище (программа ипотечного кредитования), охрана жизни и здоровья (бесплатное медицинское – амбулаторное, стационарное и санаторное лечение). Им предоставляются страховые гарантии, право на возмещение ущерба (все военнослужащие подлежат обязательному личному страхованию), льготы по перевозкам, пенсионное обеспечение.

Психолог-офицер или офицер-психолог

Кто-то из читателей обязательно задастся вопросом: зачем готовить военного психолога в гражданском вузе, если, к примеру, в том же Военном университете Минобороны есть факультет военных психологов? Что ж, ответ прост. Во-первых, даже в силу своей элитарности ведущий военный вуз нашей страны не в состоянии обеспечить потребность Вооруженных Сил и иных силовых ведомств в военных психологах, а во-вторых… Программы подготовки военных психологов в системе военного образования предполагают их подготовку из армейских специалистов. В частности, в данном направлении плодотворно работает и факультет военной психологии Военного университета. В Московском государственном психолого-педагогическом университете идут от обратного: готовят сначала психолога, а уже затем – дают ему армейскую специализацию. Какой путь наиболее эффективен: подготовка военного психолога сначала как офицера, а потом психолога, или наоборот – должен показать эксперимент.

– Думаю, что оба пути не исключают друг друга, – говорит мой собеседник Ю.М. Забродин, – но какой из них окажется эффективнее – покажет время. Это крайне важно, особенно в условиях контрактной армии, когда туда приходит много гражданских специалистов, к которым нужен свой индивидуальный подход. Его, надеюсь, смогут обеспечить те самые специалисты, которых мы готовим.

Сегодня по специальности «военный психолог» в МГППУ обучается 25 человек. Дальнейшее их количество во многом зависит от того, насколько они будут востребованы и трудоустроены. И смогут ли быстро и безболезненно адаптироваться к условиям военной жизни, закрепиться в офицерском корпусе. От этого будет зависеть не только их судьба, но и судьба всего эксперимента.

Одной из особенностей проводимого эксперимента в стенах МГППУ является и то, что здесь готовят не только специалистов, но и офицеров вне военной кафедры. И в связи с этим, действительно, возникает ряд проблем. Во-первых, как быть с принятием военной присяги? Человек же не может стать офицером, не приняв присягу... Или когда студенту необходимо присваивать воинское звание – во время учебы или перед убытием к месту службы?

Думается, решение надо принимать, исходя из прежнего опыта. То есть после окончания университета присваивать его выпускникам из числа военных психологов первое офицерское звание. Разумеется, с соблюдением всех необходимых процедур – принятием той же присяги, аттестацией и т.п., как это делается на военных кафедрах. Что касается распределения, то здесь тоже есть свои особенности. Так как большинство из выпускников – девушки, живущие в Москве и Подмосковье, то, скорее всего, они захотят остаться служить в Московском гарнизоне. Как быть тогда? Здесь надеются, что эту проблему тоже можно будет решить. Тем более что военных психологов в Москве и Московской области не хватает. Да и проблема жилья у выпускников МГППУ стоит не так остро, как в армии...

Завершить эксперимент, по словам Ю.М. Забродина, предполагается в 2008 году, тогда же можно будет говорить о его конкретных результатах. А пока в стенах МГППУ надеются, что они будут положительными и подтвердят, что такая форма обучения не только возможна, но и достаточно эффективна.

Post scriptum

...«Желание не есть действие» – реплику из курса психологии произнесла в коридоре МГППУ одна из слушательниц военного пси-класса. Наверное, надо очень сильно «желать», чтобы в не учебный день, субботу, встать рано утром, приехать на лекцию и поспешить занять место в учебном классе. А в прочем, давайте спросим ее об этом.

– Вице-сержант Анна Бородачева – староста (по армейским меркам – командир учебной группы), – отрапортовала девушка в военной форме с лычками на погонах. – Многим из нас профессия военного психолога поначалу казалась иной. Правда, армейская романтика исчезла у многих после первой же войсковой стажировки – ведь жизнь в армейском коллективе течет совсем по другим законам, совсем не тем, которые нам навязывают многие СМИ.

Первая войсковая стажировка в действительности оказалась курсом молодого бойца для будущих военных психологов. Из 30 девчонок и ребят осталось 25, но действительно самых отчаянных и красивых (в этом вы можете убедиться, воочию посмотрев на снимки девушек)…

Российское военное обозрение, № 5 (40) май 2007

2006-2013 "История США в документах"