В ПАМЯТИ НАРОДНОЙ

Генерал-лейтенант в отставке Василий РЯБОВ,
заслуженный работник культуры РСФСР,
член Комитета памяти Маршала Советского Союза Г.К. Жукова

ВО ВСЕ ВРЕМЕНА И У ВСЕХ НАРОДОВ СУЩЕСТВОВАЛИ ОБЫЧАИ милосердного почитания павших, прославления наиболее отличившихся на поле брани. Это нашло широкое выражение в многочисленных памятниках материального и духовного характера - в архитектуре, литературе и искусстве. Таким, например, письменным, потому и нетленным, памятником является знаменитое «Слово о полку Игореве».

Данная статья посвящается самому новейшему из таких памятников - Книгам Памяти павших в годы Великой Отечественной войны.

В Москве, на Поклонной горе в зале Памяти Центрального музея Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. собрано для вечного хранения около полутора тысяч поименных Книг Памяти общим тиражом 15 млн экземпляров. Самая большая их часть издана в России – 940, в Украине – 250, в Белоруссии – 118, Казахстане – 93. В других бывших республиках СССР – соответственно численности призванных на воинскую службу и павших в боях воинами.

Акция, не имеющая аналогов в истории

Кто и как готовил эти книги? Как была осуществлена эта не имеющая аналогов в истории широкомасштабная милосердная акция?

Сама идея о таком издании родилась не на пустом месте. В ряде регионов бывшего Советского Союза такого рода разрозненные издания стали появляться с тех пор, когда в стране начали широко и торжественно отмечаться годовщины Победы в Великой Отечественной войне.

500 тысяч павших войнов, считавшихся пропавшими без вести, обрели бессмертие на страницах Книги Памяти

В январе 1989 года, в преддверии 50-летия Победы, по инициативе Министерства обороны СССР, ветеранских и молодежных организаций, Госкомиздата и Советского Фонда мира было принято решение о создании всесоюзной редколлегии издания для Книг Памяти павших в минувшей войне во всех союзных и автономных республиках, краях и областях.
По совместному решению упомянутых выше государственных и общественных организаций первым председателем этой редколлегии был назначен видный советский военачальник Герой Советского Союза генерал армии И.Н. Шкадов. После его трагической гибели (апрель 1989 г.) редколлегию (с 1992 г. – Объединенная редколлегия с участием представителей стран – участниц СНГ) возглавил опытный политработник адмирал флота А.И. Сорокин. На редколлегию было возложено общее руководство подготовкой и изданием книг, в том числе – разработка методики их составления. Был создан Научно-методический центр, который многие годы выпала честь возглавлять автору этой статьи. Редколлегии и рабочие методические группы были образованы в союзных республиках, краях и областях.

Сложность всей этой работы состояла не только в возникших организационных и финансовых проблемах (работа велась, главным образом, на общественных началах, при минимальном финансировании из государственных бюджетных средств), но и в том, что она проводилась в условиях массовой, мягко говоря, дезорганизации управленческих и иных структур в первое десятилетие после развала СССР.

Но, как сказал французский писатель-романист Виктор Гюго, «никакие пушки не смогут убить идею, время которой пришло». Гуманнейшая идея создания величественного памятника павшим в справедливейшей Отечественной войне, была настолько своевременной и с огромным энтузиазмом воспринятой широчайшими массами всех народов, входивших в состав СССР, что она не была отвергнута ни в одной из стран – участниц СНГ. Более того, повсеместно были приняты дополнительные решения в поддержку этого начинания.

Исключение составили лишь Прибалтийские государства (Латвия, Литва, Эстония), руководство которых с самого начала саботировало это гуманное начинание…

Между тем работа по созданию Книг Памяти значительно активизировала поисковую работу. В ходе подготовки книг удалось раскрыть и обнародовать имена более 500 тысяч павших воинов, считавшихся пропавшими без вести. Это проблема очень болезненная и до сих пор. Ведь таких воинов более двух миллионов. И чем дальше мы удаляемся от суровых лет войны, тем все труднее становится устанавливать имена числящихся в скорбной графе «пропал без вести». Фактически они покоятся в массовых братских могилах, на памятниках которых названа чаще всего лишь небольшая частица захороненных там воинов. А многие из павших по разным причинам не были захоронены. Их останки на бесчисленных полях былых сражений – укор ныне живущим…

Работа по сложности и масштабам предстояла поистине гигантская. Ведь надо было провести розыск, уточнения данных почти на 9 миллионов павших воинов, чтобы затем записать их поименно в Книги Памяти. Но, как гласит китайская мудрость, «нет в мире трудных дел, нужны лишь усердные люди». И таких людей нашлось великое множество. Можно с полным основанием сказать: этот письменный памятник создавал весь многонациональный народ Отечества – от школьников до убеленных сединами ветеранов. Нельзя не отметить и то уважительное отношение к редколлегии и Научно-методическому центру при ней, которое мы с первых же шагов работы встретили со стороны руководства Минобороны, Генштаба и лично министра обороны СССР Дмитрия Тимофеевича Язова.

Нам были созданы самые благоприятные условия для нормальной деятельности: в здании Минобороны выделены помещения и все виды оперативной связи, обеспечен беспрепятственный доступ к военным архивам, предоставлена возможность выезжать в командировки в любой регион страны.

Командующие войсками военных округов, военные комиссариаты получили указания активно подключиться к деятельности региональных редколлегий и рабочих групп при них. В штаты военкоматов для этого были введены дополнительные должности офицеров. Штабы военных округов были обязаны обеспечить местные поисковые группы, которые состояли из энтузиастов поиска – студентов, школьников, ветеранов войны, преподавателей учебных заведений, работников военкоматов, подробными картами, на которых было указано где, когда и в какой период на территории в границах округов происходили боевые действия, какие воинские части с нашей стороны принимали в них участие.

Чтобы облегчить работу местных редколлегий и не направлять их работников в Центральный архив Минобороны в Подольск, главное хранилище справочных материалов о персональных потерях, был создан компьютерный центр, который направлял распечатки из архива в республики, края и области. Это непростое и к тому же дорогостоящее дело, как и некоторые другие затраты по подготовке Книг Памяти, взял на себя Советский Фонд мира (ныне – Международная ассоциация Фондов мира), возглавляемый многократным чемпионом мира по шахматам А.Е. Карповым.

С помощью Минобороны были приняты меры для получения из зарубежных стран, на территориях которых вела боевые действия наша армия, данных о захороненных там советских воинах.

Нам было известно, что в том же Центральном архиве Министерства обороны хранится много документов фашистской Германии, позволяющих пролить свет на имена и трагические судьбы советских военнопленных, на которых, кстати сказать, немцы с присущей им педантичностью, вели картотеки с фотографиями. Как на казненных, так и на оставшихся чудом в живых (1,8 миллионов из них вернулись в родные края). Стоит ли говорить, какую большую ценность такие картотеки представляли для Книг Памяти. Но, к нашему удивлению и огорчению, они не были переведены на русский язык. Как разгрузили их в Подольске в 1945 году, передали на хранение в архив, так они и лежали там почти полвека, лишь в малой частице обнародованные.

Вспоминаются первые годы работы в центре по изданию Книг Памяти. К нам поступали тысячи писем от родственников. Некоторые из них возмущенно спрашивали: «Как это может пропасть без вести человек, что это иголка в стоге сена?!» Читали мы эти письма с болью, ведь у некоторых сотрудников центра (в том числе и у меня) тоже есть родственники и близкие, без вести пропавшие.

Конечно, надо признать, что в немалом числе случаев такие прискорбные факты являлись следствием плохо налаженной службы учета и оповещения в ряде воинских частей. Тут вина соответствующих командиров и штабов.

Но объективности ради надо сказать, что и могилы неизвестного солдата и без вести пропавшие, в честь которых и созданы эти могилы, вовсе не «изобретение» Советской Армии. Так было и в войнах прошлых времен, когда их размах и ожесточенность, количество потерь было несравнимо мизерным с Первой и Второй мировыми войнами ХХ века.
Значительная часть числящихся без вести пропавшими в нашей армии падает на самый тяжелый, первый период войны - 1941 год, когда счет потерям достигал не тысяч, а миллионов воинов. Гибли не только отдельные военнослужащие, но целые подразделения, части и даже дивизии вместе с командирами и штабами.

Это неумолимая правда. И все же надо сказать и другую правду: нерадивость в ходе войны и непростительное опоздание в поисковой работе в первые послевоенные годы имели место. Эту работу надо непременно настойчиво продолжать. Вспомним изречение Александра Суворова: «Войну нельзя считать законченной, пока не похоронен последний солдат».

Навечно в памяти потомков

Сводный том

Кроме поименных Книг Памяти, дважды (1995 и 2005 гг.) издавался Сводный том «Памяти павших. Великая Отечественная война 1941-1945», который готовили непосредственно Объединенная редколлегия и Научно-методический центр при ней.

Был создан авторский коллектив высококвалифицированных специалистов, историков, философов, публицистов, художников, фотокорреспондентов (том хорошо иллюстрирован фотографиями периода войны, репродукциями батальной живописи). Этот творческий коллектив возглавил член редколлегии, один из видных современных военных историков, доктор военных наук, доктор исторических наук, ныне президент Академии военных наук генерал армии М.А. Гареев.

Оба издания Сводного тома открывает подзабытый теперь «Реквием» поэта Роберта Рождественского:

Вечная слава героям! Вечная слава! Вечная слава!… …Вспомним всех поименно, горем вспомним своим… Это нужно -не мертвым! Это надо -живым!… …Помните! Через века, через года, -помните! О тех, кто уже не придет никогда, -помните!... …Памяти павших будьте достойны!… …Люди! Покуда сердца стучатся, -помните! Какою ценой завоевано счастье, -пожалуйста, помните!...

Сводный том насыщен аргументированными материалами, основанными на достоверных фактах, почерпнутых из отечественных и зарубежных архивов. Они помогают современникам составить объективное представление о причинах и характере Второй мировой войны и ее составной части - Великой Отечественной войны, об источниках нашей Победы, о решающей роли советско-германского фронта в ходе и исходе войны, о реальном вкладе в победу наших союзников по антигитлеровской коалиции, об уточненных людских и материальных потерях СССР, наших союзников, а также фашистской Германии и ее союзников.

В томе опровергаются многие измышления зарубежных и отечественных фальсификаторов, пытающихся умалить, принизить всемирно-историческое значение нашей победы, спасшей мир от фашистской чумы ХХ века.

К сожалению, многие послевоенные годы широкой общественности не были известны действительные потери нашей страны и ее Вооруженных Сил в ходе минувшей войны, что давало повод для всякого рода спекуляций.

В вопиющем противоречии с фактами находятся утверждения отечественных и зарубежных злопыхателей, умаляющих решающую роль Красной Армии, советско-германского фронта в годы Второй мировой войны. Красной Армией было разгромлено 607 вражеских дивизий, а наши союзники нанесли поражение 176 дивизиям фашистского блока.

Этот неопровержимый факт в годы войны был открыто признан главами ряда стран антигитлеровской коалиции:

У. Черчилль в своем послании И. Сталину 27 сентября 1944 г. писал: «Именно русская армия выпустила кишки из германской военной машины и в настоящий момент сдерживает на своем фронте несравненно большую часть сил противника». Ф. Рузвельт в послании по случаю 25-й годовщины Красной Армии писал: «…Красная Армия и русский народ наверняка заставили вооруженные силы Гитлера идти по пути к окончательному поражению и завоевали на долгие годы восхищение народа Соединенных Штатов». Он же в другом случае подчеркнул, что Красная Армия уничтожает больше вражеских солдат и офицеров, больше их боевой техники, чем все 25 армий государств Объединенных Наций, вместе взятые (1942 г. – Ред.).

Ш. де Голль во время пребывания в Москве в декабре 1944 года сказал: «Французы знают, что сделала для них Советская Россия, и знают, что именно Советская Россия сыграла главную роль в их освобождении».

Фельдмаршал Ф. Паулюс, будучи свидетелем на Нюрнбергском процессе над военными преступниками Германии в 1946 году, в ответ на реплику защитника Г. Геринга о том, что, находясь в плену у русских, он будто бы читал лекции в их высшей военной академии по стратегии, сказал: «Советская стратегия оказалась настолько выше нашей, что я вряд ли мог понадобиться русским, хотя бы для того, чтобы преподавать в школе унтер-офицеров. Лучшее тому доказательство – исход битвы на Волге, в результате которой я оказался в плену, а также и то, что все эти господа сидят вот здесь на скамье подсудимых».

Скорбные потери

А что касается вопроса о наших потерях в годы Великой Отечественной войны, то в Сводном томе «Памяти павших…» имеется специальная (вторая) глава «Жизнь, отданная на алтарь Отечества». Ее авторы – генералы и офицеры Генштаба (генерал-полковник Г.Ф. Кривошеев и другие) и Института военной истории Министерства обороны, «перелопатившие» все архивы. Ими установлено, что безвозвратные потери наших Вооруженных Сил составляют 8668,4 тыс. человек. По сравнению с потерями гитлеровской армии (6923,7 тыс. человек), соотношение 1,2:1. Общие же людские потери советских граждан, учитывая то, что война в течение трех лет шла на нашей территории, оккупированной фашистскими захватчиками, в связи с чем гибло много мирного населения, составляют 26,6 млн человек.

Нам теперь стали известны не только общая лаконичная цифра, но и ее расшифровка: по национальностям, периодам войны, отдельным оперативным и стратегическим операциям, их месту и времени.

Мы знаем, что в этой войне приносили свою жизнь на алтарь Отечества не только рядовые, не только офицеры (их погибло 1,2 млн, 35% общего числа потерь). Мы потеряли 421 генерала и адмирала, в их числе четырех генералов армии (И.Р. Апанасенко, Н.Ф. Ватутин, Д.Г. Павлов и И.Д. Черняховский). 26 марта 1945 г. умер, не дожив до Победы несколько дней, Маршал Советского Союза Б.М. Шапошников, перенапряженный своими высокими обязанностями по руководству Генеральным штабом, не знавший ни дня покоя.

Редакционно-издательские работы по выпуску обоих изданий Сводного тома осуществлялись квалифицированным коллективом издательства «Большая Советская Энциклопедия» (ныне – «Большая Российская Энциклопедия»), директорами которых в разное время были В. Панов, А. Горкин, а ныне – Н. Артемов. Полиграфическое исполнение осуществила Московская типография № 2. Качество всех работ очень высокое: отличная бумага, прекрасные черно-белые и цветные иллюстрации, хорошее художественное оформление. Словом, весьма уважительное, достойное мемориальному характеру труда издательское исполнение.

И Сводный том и Книги Памяти в регионах не могли бы выйти в свет без финансовой поддержки спонсоров. Редколлегия выразила искреннюю признательность Международной ассоциации Фондов мира, Московскому городскому комитету ветеранов войны и труда, Российскому союзу промышленников и предпринимателей, Общероссийскому национальному фонду, Ассоциации офицеров запаса Вооруженных Сил и другим общественным организациям.

По примеру Сводного тома были изданы сводные тома в большинстве стран – участниц СНГ. В России сводный том, названный «Всероссийская Книга памяти» (председатель редколлегии – Е.М. Чехарин), прекрасно оформлен и весьма содержателен по собранным материалам. В Украине сводный том издан под председательством генерала армии И.А. Герасимова. В Белоруссии республиканскую редколлегию возглавил министр культуры И.Д. Буткевич.

На Всероссийскую редколлегию, кроме издания Книг Памяти павших в годы Великой Отечественной войны, была возложена подготовка и выпуск аналогичных трудов о наших персональных потерях в войне с Финляндией (140 тыс. павших). В 1990-х годах был издан двухтомник о павших воинах-афганцах, несколько изданий о потерях пограничников.

«О боях-пожарищах, о друзьях-товарищах»…

Как уже было сказано выше, к памятникам относятся многие произведения литературы и искусства. Их поток настолько огромен, что даже простое упоминание названий потребовало бы нескольких томов. О Великой Отечественной войне, по неполным данным, в различных жанрах в нашей стране издано свыше 50 тысяч наименований книг. Лишь о небольшой частице этого потока мне довелось написать для Сводного тома несколько страниц, озаглавленных «Народный подвиг в литературе и искусстве».

Остановлюсь лишь на одном из литературных памятников – мемуарах, воспоминаниях о «боях-пожарищах, о друзьях-товарищах», как поется в популярной песне.
Этот жанр получил широкое распространение в шестидесятые – восьмидесятые годы прошлого века. Работая после окончания Военно-политической академии в отделе печати Главного политуправления, доводилось порой кое-что узнавать о «тайнах» Минобороны и Генштаба, находившихся с нами по соседству на том же Арбате. Теперь прыткие журналисты сказали бы «байка» или «версия». Так вот, будто бы Сталин после Парада Победы в июне 1945 года пригласил к себе Маршала Советского Союза А.М. Василевского и задал ему банальный вопрос: «Чем думает заниматься Генштаб?» Не ожидавший такого «поворота» беседы, Александр Михайлович сходу ответил: «Закончилась величайшая в истории война, надо бы, пока живы ее участники, заняться объективным описанием этой войны». Сталин в ответ: «Объективным? Да разве это возможно, как раз потому, что мы живы?»

Было так или нет, но считалось, что есть пять изданий книги Сталина «О Великой Отечественной войне Советского Союза», и этого пока достаточно.

И если теперь, когда мы с ретроспективным, более объективным взглядом имеем возможность взглянуть и оценить ту двадцатилетнюю паузу, которая возникла в издании мемуаров между сороковыми и последующими годами, то это обернулось большим благом для создания литературных памятников, свободных от конъюктурных веяний, неизбежных в первые послевоенные годы. Я имею в виду культ личности Сталина, когда он провозглашался главным, чуть ли не единственным творцом Великой Победы народа и его Вооруженных Сил.

Серьезное дело не терпит поспешности и суеты! Другое дело, что слишком ретивые приверженцы развенчания культа личности после смерти Сталина доходили до благоглупостей, начисто отрицая его положительную роль и выпячивая лишь ошибки, которые были в начале минувшей войны.

Сколько ныне появилось «стратегов, видящих бой со стороны», предопределяющих, чтобы было, если бы не просчеты и ошибки советского высшего руководства, как надо было вести войну…

Об истинной, а не выдуманной роли Сталина в руководстве страной и нашими Вооруженными Силами Маршалы Советского Союза Г.К. Жуков и А.М. Василевский, его самые ближайшие помощники в ту суровую пору (Г.К. Жуков был заместителем Верховного Главнокомандующего, А.М. Василевский – начальником Генштаба) говорили так: Георгий Константинович считал, что мы имели «достойного Верховного Главнокомандующего», а Александр Михайлович утверждал, что Сталина «можно отнести к категории полководцев».

Известно также, что У. Черчилль, выступая в палате общин в 1959 году, в своей речи, посвященной семидесятилетию нашего генералиссимуса, назвал счастьем для русских, что ими руководил все годы тяжелейшей войны именно Сталин.

Пишу обо всем этом лишь для того, чтобы подчеркнуть существование в мемуарной и научной литературе послесталинского периода истории самой широкой возможности говорить истинную правду о войне. И к большинству книг непосредственных участников этой войны можно относиться с полным доверием.

…Уже в конце войны и вскоре после ее окончания стали появляться «первые ласточки», правда, довольно робкие, именно воспоминаний. Это были небольшие книжечки серии «Герои и подвиги». Первые их авторы – трижды Герои Советского Союза А.И. Покрыш-кин, И.Н. Кожедуб и первый полный кавалер ордена Славы Н.К. Залетов. «Пробой пера» можно назвать и первые публикации В.И. Чуйкова и А.И. Еременко, выступавших впоследствии с более обстоятельными трудами в появившейся в Воениздате серии «Военные мемуары».

И все же, настоящий бум на мемуарном «фронте» падает на семидесятые-восьмидесятые годы прошлого века. Свои воспоминания обнародовали многие бывшие командующие фронтами, флотами, армиями, командиры корпусов и дивизий. Только в Воениздате вышло почти 700 изданий мемуарного характера.

Кроме серии «Военные мемуары», в которой публиковались, главным образом, воспоминания военачальников, была открыта новая – «Фронтовики рассказывают», в которой публиковались воспоминания офицеров от командира взвода до командира полка. Солдатские воспоминания выходили в серии «Библиотека солдата и матроса».

Все эти издания венчают воспоминания и размышления полководцев, трудившихся в самом высшем звене руководства войной – Ставке Верховного Главнокомандования, Генеральном штабе. Всемирную известность получили мемуары Маршалов Советского Союза Г.К. Жукова, А.М. Василевского, генерала армии С.М. Ште-менко, адмирала флота Советского Союза Н.Г. Кузнецова, главного маршала артиллерии Н.Н. Воронова.

Нельзя не упомянуть и мемуары Маршалов Советского Союза И.С. Конева, К.К. Рокоссовского, Р.Я. Малиновского, И.Х. Баграмяна.

Исключительно точную, хотя и лаконичную, оценку военных мемуаров дал Михаил Шолохов: «Интересны для всех». А поэт из Якутии Н. Попов в стихотворении «Как читаете мемуары вы?» выразился более расширительно: «Рядовые запаса и маршалы нашу память в бессмертье ведут».

Конечно, были и есть читатели (да и не только они), которые делают попытки набросить тень на отдельные издания, а то и облыжно – на всю эту серию, обвиняя авторов в «субъективности, саморекламе» и т.д. Но нельзя забывать, что и ценность таких книг – как раз в личном восприятии участниками минувших событий, а они не могут быть не субъективными. Но это нисколько не умаляет их достоинства.

Василий Сергеевич Рябов родился 23 февраля 1918 г. в с. Тетюши Атяшев-ского района Симбирской губернии (ныне – Республика Мордовия). После окончания в 1934 году финансово-экономического училища призван в ряды Красной Армии и проходил военную службу в 107-м укрепрайоне Первой Краснознаменной армии Дальневосточного фронта курсантом, командиром орудия, заместителем политрука, а затем помощником начальника политотдела бригады по комсомолу в 25-й армии. Участвовал в боевых действиях 1945 года с Японией. В 1950 году окончил факультет журналистики Военно-политической академии и работал в Главном политическом управлении Советской Армии и Военно-Морского Флота старшим инструктором, а затем начальником отдела печати.

С 1971 года – главный редактор, а затем начальник Управления «Военного издательства» Министерства обороны СССР.

После увольнения в 1988 году с военной службы 15 лет руководил Научно-методическим центром по изданию Книг Памяти павших в годы Великой Отечественной войны. Автор более 20 книг и альбомов о боевом пути отечественных Вооруженных Сил и Победе в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.

Заслуженный работник культуры РСФСР, член Комитета памяти Маршала Советского Союза Г.К. Жукова.

Российское военное обозрение, № 3 (50) март 2008

2006-2013 "История США в документах"