Триколор интернет отзывы и обсуждения пользователей тут.

Охотники за скальпами Scalp Hunters

На Диком Западе плату за скальпы назначали только власти приграничных с США мексиканских штатов. 7 сентября 1835 г. в мексиканском шт. Сонора был введен в действие закон, учредивший выплату вознаграждения в 100 песо за скальп воина апачей. Сегодня можно долго рассуждать о бесчеловечности этого закона, забывая об ужасе, который наводили дикие индейцы на жителей Соноры, Чиуауа, Дуранго и Коауилы. В 1837 г. шт. Чиуауа принимает закон, по которому гарантирует выплату 100 песо за скальп апачского воина, 50 за женский и 25 за детский (один мексиканский песо был приблизительно равен американскому серебряному доллару). 27 июля 1840 г. подобный закон подписывает губернатор шт. Дуранго. После Договора в Гваделупе Идальго мексиканские штаты вновь вернулись к системе вознаграждений за индейские скальпы. 25 мая 1849 г. шт. Чиуауа принял так называемый «Пятый закон» (Ley Quinto), по которому предлагалось 200 песо за скальп воина старше 14 лет. По этому закону штат выплачивал деньги за скальпы, называемые «квитанциями», вплоть до 1886 года! 5 июля 1849 г. подобный закон принял шт. Дуранго, а 7 февраля 1850 г. — Сонора. Позже к этим трем штатам присоединился шт. Коауила. Премии за скальпы могли получать все желающие — и солдаты, и гражданские лица; контракты подписывались как с гражданами Мексики, так и с иностранцами. Расовая принадлежность также не имела значения. Многие отряды «скальпирователей» вели мексиканские граждане (в Чиуауа, к примеру, наиболее известными были полковник Хуан Армендарис, дон Николас Соса, Хоакин Террасас, Хуан де Мата Ортис и Маурисио Корредор), но в большинстве своем наиболее активными «сдирателями скальпов» были американцы. В Чиуауа, помимо Киркера, таковыми были Майор Майкл Шевалье, Капитан Джон Джоел Глэнтон и Капитан Жиллет, а в Дуранго Капитан Майкл Джеймс Бокс и Капитан Джон Дюсенберри. Кровавый бизнес приносил огромные дивиденды: обычный мексиканец и за год не мог заработать столько денег, сколько получал за единственный скальп апачского воина. Среди привлеченных к «бизнесу» американцев было много бывших техасских рейнджеров и сорокадевятников, называвших охоту за волосами краснокожих «разработкой скальповых месторождений». Им вторил мексиканец Хуан Фуэнтес Марес, писавший, что захват индейской деревушки «сравним с открытием золотоносной жилы». В отрядах «скальпирователей» можно было встретить делаваров, шауни, криков, кикапу и семинолов. Правительство некоторых штатов даже пыталось привлечь целые группы индейцев из живших в США племен. Так, губернатор одного из мексиканских штатов подписал контракт с вождем общины команчей на добычу скальпов мескалеро-апачей. Семинолам и кикапу были предложены земли в обмен на защиту границы от враждебных апачей и команчей и охоту за их скальпами. Особо отличились на этом поприще семинолы вождя Дикого Кота и черные семинолы вождя Джона Коня. Экзаменационные комитеты осматривали скальпы и давали заключение на выплату премии из казны штата. В Чиуауа даже пошли на то, чтобы в нарушение закона выплачивать по 100 песо за женские и детские скальпы независимо от возраста жертв. В городах и поселениях Чиуауа и Дуранго были вывешены рекламы, в которых отмечалось, что губернаторы готовы выделять деньги в кредит, чтобы люди могли «войти в бизнес». Скальпы и пленники заполонили города Эль-Пасо-дель-Норте, Касас-Грандес, Нимикпа и Чиуауа-Сити. Последний город приобрел славу «скальповой столицы Америки». Иногда один скальп резали на несколько и, дабы избежать «подделок», экзаменационные комитеты в Чиуауа начали требовать, чтобы представленные ей скальпы были сняты вместе с обоими ушами, тогда как в Соноре дозволялось оставлять лишь одно. Некоторым «скальпирователям» удавалось наладить контакты с членами комитетов, и скальпы без темечка (свидетельство того, что один скальп порезан на несколько) принимались у них как полноценные, а детские — как взрослые мужские. Только казна Чиуауа к концу 1849 г. выплатила за скальпы 17 896 песо. Однако если бы огромное количество проданных властям скальпов действительно принадлежало апачам и команчам, эти племена перестали бы существовать в течение нескольких лет. Часто «по ошибке» скальпировали мирных индейцев и пеонов. Доподлинно известно, что банды Киркера и Бокса резали мирных индейцев-земледельцев. Зачастую банды охотников за скальпами переодевались в диких индейцев и вооружались подобно им, после чего окружали отдаленные мексиканские деревушки и вырезали ее жителей, оставляя на месте побоища утыканные стрелами жертвы. Не удивительно, что в тех районах, куда прибывали отряды Киркера и Глэнтона, активность враждебных индейцев неожиданным образом «увеличивалась». Скальповый бизнес достиг своего пика зимой 1849/1850 г. Одним из самых страшных эпизодов этого периода стало нападение банды Глэнтона на зимний лагерь мескалеро в каньоне Санта-Елена (250 скальпов). После 1850 г. в охоте за скальпами участвовали только граждане Мексики, но такого бума «кровавого бизнеса», как в прежние годы, уже никогда не было, хотя премии за скальпы апачей выплачивались еще в течение 36 лет.

«Стукалин Ю.В. Первая энциклопедия Дикого Запада – от A до Z»: Яуза, Эксмо; Москва; 2014


2006-2013 "История США в документах"